Блог Гадского Папы
Ахтунг!
  • RSS

  • Новостная лента.

    Форумная лента.

    Файловая лента.

    Блог.


  • Поделись
    Поделись с другом
    Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    Навеянное книгами и играми серии Сталкер
    Чернобыльская Зона Отчуждения [317]
    О Припяти, про аварию на АЭС, про ликвидаторов аварии и про нелегалов сталкеров
    Интересное [141]
    Не только о Чернобыльской Зоне Отчуждения
    Юмор [6]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [29]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Зарево над Припятью [12]
    Дмитрию Биленкину - писателю и другу - посвящаю. (Владимир Губарев) Людям, кто не в теме, оброс толстой "урбанистической" кожей и не понимает жизни в маленьком городке, думает, что мир "вращается вокруг него" и "это было давно и неправда" - читать ... рекомендуется
    Игровой мир [30]
    На тему игры Сталкер и не только....
    Темы форума
  • СЕЗОН КАТАСТРОФ (25)
  • Ядерные взрывы СССР и США (6)
  • UZI (United Zone Inside) (0)
  • Золотой Обоз (0)
  • Золотой Обоз (0)
  • Башни-бомбоубежища проекта Винкеля в Германии 1936-1945. (0)
  • Памятники погибшим в Великой Отечественной (0)
  • Смешные истории (7)
  • Спавнеры (30)
  • Нужное и полезное (6)
  • Скриншоты (12)
  • Кто же вы, доктор Нидермайер? (0)
  • Чёрная Капелла (0)
  • Последний Сталкер (10)
  • Legend Returns 0.9.2 (0)
  • >
    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 89
    Контакты!
  • Связь с администрацией
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0





    Главная » 2019 » Май » 2 » Черная Капелла.
    14:07
    Черная Капелла.
    ПОСВЯЩАЕТСЯ БОРЦАМ С НАЦИЗМОМ И УЧАСТНИКАМ АНТИГИТЛЕРОВСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ.
    ПРЕДИСЛОВИЕ.



    20 июля 2019 г. исполнится  ровно 75 лет со дня неудачного покушения на Гитлера и попытки свержения нацистского режима в Германии, предпринятого графом фон Штауффенбергом и его соратниками.

    В связи с этой датой многими официозными недобросовестными российскими историками, при активном участии СМИ,  изливаются потоки лжи и грязи на участников антигитлеровского сопротивления и заговора, в том числе лично на фон Штауффенберга.

    Это происходит в худших традициях хрущевско-брежневского политического агитпропа, несмотря на то, что после 20 июля 1944 года, по личному распоряжению Гитлера, Гестапо и СС было арестовано, отправлено в концлагеря и казнено самым изуверским способом более 7 тысяч человек, среди которых были не только немцы, но и русские белоэмигранты.

    При этом до сих пор отечественные СМИ тиражируют (давно развенчанную рядом российских и западных историков) лживую версию советского застойного политического агитпропа.

    Суть ее в том, что якобы до Великой Отечественной войны (вплоть до 1943-44 годов) военно-политическая, финансово-промышленная и аристократическая элита Германии безоговорочно поддерживала Гитлера и его бесчеловечный режим, поголовно участвуя во всех преступлениях нацизма.

    Рядом влиятельных недобросовестных политиков, общественных деятелей, официозных историков и популярных ведущих на  Центральных каналах ТВ делаются клеветнические заявления, оскорбляющие память погибших участников антигитлеровского сопротивления и борцов с нацизмом.

    Это, например, заявления о том, что в 1933-41 годах (вплоть до 20 июля 1944 года) никто и никогда из офицеров и генералов Вермахта, Абвера, полиции и СС не предпринимал никаких попыток свержения Гитлера и преступного нацистского режима в Германии.

    Наш гражданский долг окончательно развенчать этот бредовый миф хрущевско-брежневских партийных политкомиссаров и их последователей в современной России, не допустить новых попыток  фальсификации Мировой истории, включая историю Второй мировой войны и предвоенного периода.

    Ибо миф о якобы имеющем место военно-политическом «нерушимом единстве» германской элиты в поддержке Гитлера и его национал-социалистической рабочей партии (нацизма) в 1933-41 годах играет на руку и подпитывает идеологические догмы политических левых экстремистов и неонацистов.

    Именно эти левацкие и неонацистские деструктивные группы,  в настоящее время, пытаются использовать и финансировать деятели ряда влиятельных «благотворительных фондов» США, Англии и некоторых других стран Запада, чтобы привести к власти в России политических экстремистов,  с целью спровоцировать новые Большие войны, поражение и последующий распад России.

    Организуется это по тому же аналогичному сценарию, как это было сделано в Германии при помощи Гитлера и нацизма в 1933-45 годах.


    ПУТЧ, КОТОРЫЙ НЕ СОСТОЯЛСЯ.
    КАК В 1938 году ЗАПАД ПРЕДАЛ УЧАСТНИКОВ АНТИГИТЛЕРОВСКОЙ ОППОЗИЦИИ И ЗАГОВОРА ПРОТИВ ГИТЛЕРА. 

    Обострение чехословацкого кризиса, грозившего в случае новой Мировой войны, обернуться  повторным сокрушительным поражением Германии, резко активизировало деятельность антигитлеровской оппозиции, особенно в Вермахте и Абвере.

    Они начинают устанавливать контакты друг с другом. Именно тогда сложилось подпольное объединение, впоследствии получившее название «Черная капелла».

    Оппозиционные офицеры группируются вокруг генералов Людвига Бека, Франца Гальдера, Хаммерштейн-Экворда, Ганса Остера, Оскара фон Нидермайера, Владимира фон Каульбарса и др.

    К ним примкнули подпольные группы в Министерстве иностранных дел Германии и РСХА.
    Первую группу в МИДе возглавлял статс-секретарь Риббентропа барон Эрнст фон Вайцзеккер.

    Вторую в РСХА – начальник V управления РСХА (криминальной полиции), обергруппенфюрер СС Артур Небе.

    Чтобы понять роль Небе в нацистской иерархии отметим, что IV управление РСХА возглавлял старый другу Небе, еще по службе в Мюнхенской криминальной полиции, Генрих Мюллер, по кличке «Гестапо-Мюллер», а VI управление – не менее знаменитый Вальтер Шелленберг.

    Именно тогда, будучи начальником Генерального Штаба, Людвиг Бек составил три меморандума, в которых излагалась позиция заговорщиков.

    Наибольший интерес представляет его меморандум от 29 июня 1938 года, где фон Бек особо подчеркивает, что  опасность катастрофы в случае развязывания войны для Германии настолько велика, что немецкой армии следует либо отговорить Гитлера от его намерений, либо самой вмешаться во внутриполитические дела страны и взять ее судьбу в свои руки.

    В меморандуме были такие слова: «Чтобы разъяснить будущим историкам нашу позицию и сохранить в чистоте репутацию Верховного командования, я, как начальник Генерального штаба, официально заявляю, что я отказываюсь одобрять любые национал-социалистические авантюры. Окончательная победа Германии невозможна».

    Это было первым документальным оформлением идеи военного переворота против нацистского фюрера.

    На фоне тотального малодушия и шкурнических настроений своих коллег именно только один фон Бек проявил до конца принципиальность и в знак протеста подал в отставку с поста начальника Генштаба.

    На освободившееся место  начальником генштаба был назначен Франц Гальдер. При вступлении в должность он заявил, что, точно так же, как и фон Бек, отрицательно относится к планам Гитлера развязать войну и полон решимости «использовать каждую возможность для борьбы против Гитлера».

    Об этом сообщается в книгах:

    немецкого историка Петера Хоффмана «Сопротивление. Путч. Покушение. Борьба оппозиции против Гитлера»;

    российских историков А. Колпакиди, Е. Прудниковой «Двойной заговор. Сталин и Гитлер: несостоявшиеся путчи»;

    Якова Верховского и Валентины Тырмос «Сталин. Тайный сценарий начала войны».

    Существовала и довольно значительная группа промышленников-заговорщиков. Возглавлял ее Карл Герделер, бывший в свое время обер-бургомистром Лейпцига, а затем, с 1931 по 1935 год, имперский комиссар по вопросам цен.

    Отставной  имперский комиссар был связан с такими магнатами, как банкир Ялмар Шахт, крупные промышленники Герман Рейш и Карл Бош.

    Очень влиятельным центром немецких заговорщиков была военная разведка – Абвер, возглавляемый адмиралом Канарисом.

    Главной движущей силой всего предприятия становится личный друг и заместитель Канариса полковник Абвера Ганс Остер.

    В 1938 году Канарис назначает его начальником Отдела «Ц», в ведении которого находились кадры, финансы и юридические вопросы.

    Именно по протекции Остера, впоследствии, в 1942 году будет назначен на руководящую должность в Отдел «Абвер-1», барон Владимир фон Каульбарс – агент Секретной службы стратегической разведки СССР. Через него заговорщики попытаются установить в 1942-43 годах связи с Лаврентием Берия и Сталиным, с целью (после готовящегося уничтожения Фюрера) заключить компромиссный сепаратный мир с СССР.

    Остер развивает бурную деятельность. Не успел новый начальник генштаба генерал-полковник Франц Гальдер въехать в освободившийся кабинет Бека, как Остер явился к нему (старому другу и сослуживцу) и открыто спросил, готов ли он, Гальдер, участвовать в военном перевороте. Ненавидя в душе Гитлера, которого в тесном кругу он именовал не иначе, как преступником, душевнобольным или кровопийцей и вполне доверяя Остеру, Гальдер дал свое согласие.

    По предложению Остера, Гальдер проводит секретные переговоры с Ялмаром Шахтом относительно формирования нового правительства и завершает все приготовления до 15 сентября 1938 года.

    Совместно с Остером начальник Генерального штаба составляет план военного переворота. Само выступление намечается на конец сентября.

    Первоначально предполагалось арестовать Гитлера после возвращения с Нюрнбергского партсъезда. Затем было решено, что  сигналом к началу решительных действий послужит момент, когда Фюрер отдаст приказ двинуть войска на Чехословакию.

    Кроме Гитлера, заговорщики планировали арестовать ряд других ведущих функционеров нацистского режима, захватить помещения Гестапо, СС, СД, а также радио, по которому прочесть заранее подготовленный текст обращения к гражданам Германии.
    Немецкий заговор был сугубо «верхушечным». В нем участвовало большое количество высших офицеров, что свидетельствует как о значительном его масштабе и организованности, так и о враждебности части Вермахта и Абвера Гитлеру.

    Согласие на участие в военном перевороте дали:

    генерал Эрвин фон Вицлебен, командующий третьим военным округом (Берлин-Бранденбург);

    граф Эрих фон Брокдорф-Алефельд, командир размещенной в Потсдаме 23-й пехотной дивизии;

    полковник пауль фон Хазе, командир 50-го пехотного полка (Ландсберг-на-Варте);

    командующий расквартированной в Тюрингии танковой дивизии Эрих Геппнер;

    командир немецкими войсками на Западе генерал Вильгельм Адам.

    Участие в заговоре полицай-президента Берлина графа Вольфа фон Гельдорфа и его помощника графа Фрица фон Шуленбурга гарантировало содействие столичной полиции.

    Кроме того, им должен был помогать начальник V управления РСХА, обергруппенфюрер СС Артур Небе.

    По замыслу большинства заговорщиков, после ареста Гитлер должен был быть предан суду.
    Участвовавший в заговоре советник имперского суда Ганс фон Донадьи еще с 1933 года (обратим внимание на это чрезвычайно важное обстоятельство) тайно готовил материалы судебного дела для процесса над Фюрером.

    Кроме того, для подстраховки полковник Остер установил контакт с заведующим психиатрическим отделением знаменитой берлинской клиники «Шарите» профессором Карлом Бонхоффером, который в случае необходимости должен был возглавить врачебную комиссию и объявить Фюрера Германской нации Адольфа Гитлера душевнобольным.

    Существенной преградой в планах Остера, Гальдера и их соратников была пресловутая немецкая пунктуальность и дисциплина.

    Гальдер не имел права непосредственно отдавать  приказы Вермахту, который подчинялся своему командующему генералу Вальтеру фон Браухичу. Очень многое теперь зависело от вечно колеблющегося командующего сухопутных сил.

    Хотя 27 сентября заговорщикам и удалось заручиться его согласием, однако справедливо сомневающиеся в Браухиче Остер и Гизевиус на всякий случай договорились с генералом Вицлебеном о том, что он, в случае необходимости, может начать переворот и без приказа сверху.

    Подчинявшийся генералу Вицлебену ударный отряд (спецназ) штаба столичного корпуса должен был в нужный момент ворваться в Рейхсканцелярию и арестовать Гитлера.

    Во главе «группы захвата» стояли сотрудники Абвера – бывший террорист и руководитель «Стального шлема», известный специалист тайной войны подполковник Фридрих Вильгельм Гейнц и морской капитан Франц Лидиг, которым генерал фон Вицлебен приказал усилить ударный отряд сочувствующими заговорщикам молодыми офицерами, студентами и рабочими.

    Отряд насчитывал до трехсот человек. По просьбе полковника Остера адмирал Канарис распорядился выделить «ударникам» карабины и взрывчатку.

    Гейнц был человеком трезвомыслящим и конкретным, а посему считал планы суда над Гитлером или помещения его в лечебницу абсолютно нереальными.

    «Один Гитлер сильнее Вицлебена со всем его армейским корпусом», – заявил он полковнику Остеру и с согласия последнего разработал план «заговора внутри заговора».

    Втайне от остальных заговорщиков Гейнц приказал своим людям не арестовывать Гитлера, а сразу пристрелить его во время захвата.

    К началу агрессии против Чехословакии все было готово.

    Заведовавший в МИДе аппаратом министра Эрих Кордт вместе с фон Шуленбургом должны были проследить, чтобы большая двойная дверь за часовым у входа в Рейхсканцелярию была открыта.

    Размещенный по частным квартирам, ударный отряд Гейнца в полной боевой готовности ждал сигнала.

    Вицлебен был у Гальдера в здании ОКВ, а Браухич отправился в здание правительства, чтобы услышать решение Гитлера.

    Одновременно с подготовкой внутри страны, заговорщики пытаются создать за рубежом такую внешнеполитическую обстановку, которая автоматически побудила бы большую часть военно-политической и промышленной элиты Германии поддержать их действия по свержению Гитлера.

    Незадолго до этого переломного момента Людвиг фон Бек на свой страх и риск затеял собственную политическую игру, призванную побудить Запад (Англо-французов) занять жесткую позицию в Чехословацком вопросе и пригрозить нацистскому фюреру войной в случае нападения Германии на эту страну.

    В марте и апреле 1938 г. соратник фон Бека по заговору бывший бургомистр Лейпцига Карл Герделер дважды посещает Париж, убеждая французское правительство проявить твердость в Чехословацком вопросе. Но оба раза он получает уклончивый ответ.

    Не останавливаясь на этом,  Герделер посетил Лондон, где встретился с Робертом Ванситтаром – главным дипломатическим советником британского министра иностранных дел.

    Причем в ходе переговоров Ванситтар, чтобы оправдать отказ от поддержки и союза с антигитлеровской оппозицией, цинично воскликнул: «Да ведь то, что вы предлагаете, это же измена Родине»!

    Неудача не остановила антигитлеровскую оппозицию.

    18 августа 1938 года в Англию собрался Эвальд фон Клейст-Шменцин, прусский юнкер и близкий друг Бека, Канариса и Остера.

    Он должен был  довести до сведения английского правительства, что Гитлер твердо решил развязать войну и отдал приказ о вторжении в Чехословакию после 27 сентября. А также, что Гитлер добивается гораздо большего, чем покорение этой страны, и рвется к мировому господству.

    Тайный посланец вез план, как избежать этой войны. Для этого Англия всего лишь должна была твердо заявить, что она и западные державы не блефуют, а действительно выступят против Германии, что могло бы привести к немедленному свержению фюрера антигитлеровской оппозицией.

    Очень  показательны слова, которыми фон Бек напутствовал своего друга перед отъездом: «Привезите мне твердые доказательства, что Англия будет воевать в случае нападения на Чехословакию, и я прикончу этот режим».

    Клейст-Шменцин полностью выполнил возложенное на него поручение. В Лондоне он встретился с тремя виднейшими представителями официальной и неофициальной британской дипломатии – Черчиллем, Ллойдом и Ванситтаром – имел с ними продолжительную беседу.

    ЗАЯВЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ фон БЕКА БЫЛО ДОВЕДЕНО ЛИЧНО ДО САМОГО ПРЕМЬЕР-МИНИСТРА АНГЛИИ ЧЕМБЕРЛЕНА!

    Однако в ответ на свои ясные предложения Клейст-Шменцин услышал либо полное молчание, либо пустые уклончивые ответы. Вывод из этого можно было сделать только один: АНГЛИЯ НЕ СОБИРАЕТСЯ ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ГИТЛЕРУ В ЕГО ЭКСПАНСИИ НА ВОСТОК.

    Всего через 14 дней после Клейста в Англию с аналогичной миссией выехал промышленник Ханс Бем-Теттельбах. Не успел он вернуться, как по инициативе Бека и конспиративной группы в Германском МИДе, возглавляемой статс-секретарем бароном Эрнстом фон Вайцзеккером, были предприняты новые шаги.

    В ночь на 7 сентября советнику немецкого посольства в Лондоне Теодору Кордту (брату упомянутого Эриха Кордта) удалось прорваться к английскому министру иностранных дел лорду Галифаксу.

    Теодор Кордт заявил Галифаксу, что сейчас он разговаривает с ним как «представитель политических и военных кругов Берлина», враждебных политике Гитлера.
    Он подтвердил, что нападение Германии на Чехословакию – дело решенное и изложил Галифаксу содержание секретного письма от фон Бека и его сторонников. В письме говорилось, что если Англия заявит о своей готовности поддержать Чехословакию, то войну можно предотвратить. А если Гитлер все же начнет военные действия, то антигитлеровская генеральская оппозиция выступит против фюрера.

    Со своей стороны, Вайцзеккер попросил Верховного комиссара Лиги Наций в Данциге Карла Буркхарда использовать все свои связи, чтобы побудить Великобританию заговорить с Гитлером «недвусмысленным языком», а чтобы до Фюрера хорошо дошло, прислать «незакомплексованного» недипломатичного англичанина, например, «генерала с плеткой».

    Как вспоминал впоследствии Буркхардт,  Вайцзеккер говорил тогда «с откровенностью отчаявшегося», который ставит все на последнюю карту. И это действительно было так. Ведь узнай Гитлер обо всех этих закулисных переговорах – пощады бы не было никому.

    Однако ко всем этим отчаянным и настойчивым призывам антигитлеровской оппозиции англо-французская правящая верхушка осталась поразительно глуха.

    Это объясняется тем, что западным деятелям не внушала доверия политическая ориентация немецкой оппозиции. Причем не только той ее части, которая была явно монархической и мечтала о реставрации монархии.

    Не внушала доверия и та часть оппозиции, которую англо-французы справедливо подозревали в традиционных симпатиях к России, памятуя о Раппальском договоре и многолетнем сотрудничестве Рейхсвера и Красной армии.

    «А кто нам гарантирует, что Германия не станет потом большевистской?» – таков был ответ на вопрос начальника французского генштаба Гамелена, который 26 сентября поинтересовался отношением Чемберлена к планам немецких заговорщиков.

    Политика Гитлера в тот момент казалась английскому и французскому правительствам надежно прозападной и антироссийской, а потенциальной альтернативой ей могла быть (на их взгляд) монархическая или  национал-большевистская Германия.

    А самую главную роль в этом предательстве 20-го века сыграло иррациональное и традиционное желание Запада и прежде всего Англии НАПРАВИТЬ АГРЕССИЮ ГИТЛЕРА НА ВОСТОК, СТОЛКНУТЬ ГЕРМАНИЮ С СОВЕТСКИМ СОЮЗОМ.

    Руководствуясь этими мотивами англо-французская верхушка намеренно сделала войну неизбежной.

    Именно поэтому Чемберлен и Даладье предали в самый решающий момент антигитлеровскую оппозицию в 1938 году.

    В этом свете становится понятным трагическое положение антигитлеровской оппозиции и лично фон Бека.

    Запад оставался глух ко всем их многочисленным призывам и не пожелал занять в отношении Гитлера твердой позиции.

    После 1942 года, когда разгром Германии стал неизбежен, Бека и многих его соратников по заговору особенно угнетало то обстоятельство, что они оказались не в силах предотвратить в 1938 году  еще только надвигающуюся катастрофу, которая впоследствии привела к столкновению Германии и России – тому, от чего предостерегали фон Сект и фон Шлейхер.

    Исходя из имеющихся фактов можно с полной уверенностью сделать заключение о том, что англо-французская верхушка, включая Чемберлена и Даладье, заранее знала об антигитлеровском заговоре.

    Они прекрасно знали и ясно понимали, что их твердая и бескомпромиссная позиция в Чехословацком вопросе неизбежно обрекает на уничтожение Гитлера и  нацистский режим в Германии. Несмотря на это «Мюнхенская сделка» (с уже обреченными на крах диктатором и его режимом) была заключена в 28-29 сентября 1938 года.

    Это полностью парализовало и сорвало все планы антигитлеровской оппозиции по свержению Гитлера и нацистского режима. Все решительные действия были отложены.

    В результате предательства Запада и Мюнхенского сговора Чемберлена и Даладье с Гитлером по разделу Чехословакии, антигитлеровской оппозиции пришлось в самый последний момент отменить планы военного переворота, штурма Рейхсканцелярии и ареста Гитлера.

    Мюнхенский сговор, таким образом, принес Гитлеру не только внешнеполитический триумф, но и резко повысил его авторитет среди Германского народа, финансово-промышленной элиты, генералитета и офицерского корпуса.

    Именно это  спасло ему жизнь, спутав планы заговорщиков, делавших ставку на неизбежную международную изоляцию и провал Фюрера и предполагаемую твердость Запада.

    Фюрер победил, а Запад оказался мягче воска в его руках.

    Эта предательская политика в отношении антигитлеровской оппозиции дорого обошлось Франции, подвергшейся молниеносному разгрому в 1940 году и последующей шестилетней оккупации.

    Затем и Англия потеряла в жестокой 6-летней борьбе с нацизмом сотни тысяч своих лучших сынов и неисчислимые материальные ценности, а главное, вынуждена была израсходовать все финансовые золотовалютные резервы (накопленные за последние 200 лет) на оплату Американской помощи.

    Это ввергло Английский народ в материально-финансовую кабалу и полную зависимость от США, что привело к стремительному распаду Английской империи и потере почти всех колониальных владений после окончания Второй Мировой войны.

    МЕЛОДИИ «ЧЕРНОЙ КАПЕЛЛЫ».

    «Мы должны будем ухлопать Гитлера,
    прежде чем он окончательно погубит Германию»
    граф Фридрих фон Шуленбург – посол Германии в СССР.

    После 1938 года антигитлеровская оппозиция, представляющая значительную часть военно-политической элиты Германии, еще не раз будет пытаться устранить Гитлера.
    Заговор 20 июля 1944 года был лишь завершающим этапом этой  длинной череды попыток «устранить Преступника». В процессе его осуществления мужественный полковник граф Клаус Шенк фон Штауффенберг внес портфель с бомбой в картографический барак ставки Гитлера «Вольфшанце». Бомба взорвалась, но Гитлер чудом остался жив и был только сильно  контужен.

    С 1919 по 1944 год на Гитлера покушались более 50 раз. Шанс уцелеть от всех этих покушений у Гитлера был 1/50 000 000.  Казалось, что какая-то нечистая сила помогала Бесноватому и спасала его от заслуженной смерти!

    Гитлер один раз проговорился на одном из совещаний в Ставке, что он еще во время Первой мировой войной заключил договор со сверхчеловеком (дьяволом). В обмен на его душу сверхчеловек обещал Гитлеру хранить его тело и оберегать его от всех покушений, несчастных случаев, пуль и снарядов во время войны, чтобы он сумел исполнить свою миссию уничтожения Христианской цивилизации и всего человечества.

    В советское время публиковались книги только об организации «Красная капелла». История другой антинацистской организации «Черная капелла» намеренно замалчивалась из-за монархических и христианских взглядов многих ее участников.

    В уникальнейшей книге Я. Верховского и В. Тырмос «Сталин. Тайный сценарий начала войны» полностью опровергнут и развенчан один из главных советских мифов о Второй мировой войне – якобы внезапных и неожиданных нападениях Гитлера на Польшу, Францию и СССР.
    Ими неопровержимо доказано, что ни одна военная кампания фюрера не была внезапной для его противников!

    И всегда «утечка информации» шла из высших кругов Германского МИДа, Абвера и Вермахта.

    Так  было перед походом в Чехословакию, перед вторжением в Польшу и Францию, перед нападением на СССР! Этот беспрецедентный в истории феномен имеет свои скрытые корни.

    Мало кому известно, что все заговоры против Гитлера, кроме задачи «физического устранения Преступника», всегда включали еще одну не менее важную задачу –  ПОПЫТКУ ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ВОЙНЫ ПУТЕМ ИНФОРМИРОВАНИЯ БУДУЩИХ ПРОТИВНИКОВ О ГОТОВЯЩЕЙСЯ АГРЕССИИ!

    На протяжении почти семи лет, с 1938 до 1944 года, передачей такой информации в Англию, Францию, США, СССР и другие страны систематически занимались десятки высокопоставленных генералов и офицеров Вермахта и Абвера, военных чиновников РСХА и МИДа.

    Все они имели прямой доступ к важнейшим секретам III Рейха, множество возможностей для передачи этих секретов противнику.

    Некоторыми ключевыми фигурами в этой тайной и смертельно опасной игре были:

    генерал-полковник Франц Гальдер – начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии в 1938-42 годах;

    генерал-фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен – с 1941 по 1942 год главнокомандующий немецкими войсками на Западе во Франции;

    генерал-полковник Людвиг фон Бек;

    генерал пехоты Фридрих Ольбрихт – с 15 февраля 1940 г. начальник Общевойскового управления Верховного командования сухопутных войск (ОКВ), а с 1943 г. начальник Штаба и заместитель командующего Резервной армией;

    генерал-полковник Курт фон Хаммерштейн-Экворд – с 1939 г. командующий укрепрайоном «А» Западного вала (был напрямую связан с Разведуправлением Генштаба РККА через свою дочь Хельгу – сотрудницу разведывательного аппарата ЦК Компартии Германии, а также через австрийскую графиню-коммунистку Рут фон Майенбург);

    генерал пехоты Карл-Генрих фон Штюльпнагель – с февраля 1942 г. командующий немецкими войсками во Франции;

    полковник Клаус Шенк фон Штауффенберг – с 1944 г. начальник Штаба Общевойскового управления Верховного командования сухопутных войск (ОКВ) и Резерва сухопутных войск;

    генерал Георг Томас – с 1938 г. начальник Экономического управления ОКВ;

    генерал-майор Хеннинг фон Тресков – с 1941 г. 1-й офицер Генерального Штаба в штабе группы армий «Центр»;

    генерал-полковник Вернер фон Фрич – с 1935 по 1938 год главнокомандующий Вооруженными силами Германии;

    адмирал Вильгельм Канарис – с 1935 г. начальник Абвера, а с 1938 г. (одновременно с Абвером) ставший руководителем Иностранного отдела Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ);

    генерал-майор Ганс Остер – начальник Штаба Абвера;

    генерал-полковник Эрих Фельгибель – начальник Службы связи Абвера (в ведении которого находилась организация связи Фюрера, радиоперехват и радиоразведка);

    начальники отдела «Абвер-2» Эрвин фон Лахузен-Вивермонт и Вессель фон Фрейтаг-Лорингофен – полковник Генерального штаба;

    дипломат и разведчик Ханс Гизевиус;

    Рудольф Ресслер –  немецкий антифашист в 1934 г. эмигрировавший в Швейцарию (через которого Остер, Каульбарс и Гизевиус передавали разведывательную информацию странам Антигитлеровской коалиции – Великобритании, США и СССР);

    русский белоэмигрант Владимир фон Каульбарс и полковник Оскар фон Нидермайер (оба связанные с советскими спецслужбами);

    статс-секретарь МИДа и обергруппенфюрер СС Эрнст фон Вайцзеккер;

    посол Германии в СССР граф Вернер фон Шуленбург и его помощник Густав Хильгер;
    генерал-майор Ойген Отт – с 1938 г. посол Германии в Токио и соратник Рихарда Зорге;

    Барон Рудольф фон Шелиа – советник Информационного отдела МИДа (связанный с Разведуправлением Генштаба РККА);

    Ханс фон Донадьи –  с мая 1933 г. чиновник Министерства юстиции Германии, а с 1939 г. сотрудник Абвера;

    братья Теодор и Эрих Кордт;

    дипломат и разведчик Карл Герделер;

    промышленник и финансист Ялмар Шахт;

    начальник V Управления РСХА и обергруппенфюрер СС Артур Небе;

    полицай-президент Берлина граф Вольф фон Гельдорф и его помощник Фриц фон Шуленбург – брат германского посла в СССР графа Вернера фон Шуленбурга;

    штурмбанфюрер Ханс Лоббес – заместитель начальника управления уголовной полиции;

    штурмбанфюрер граф Ханс Виктор фон Сальвиати – с 1941 г. адьютант генерал-фельдмаршала фон Рундштедта;

    штурмбанфюрер Хармут Плаас – оберрегиунгстрат авиаисследовательского центра Геринга (бывший сподвижник Эрнста Тельмана и видный национал-большевик в Веймарской республике);

    гауптштурмфюрер СС и капитан полиции Вилли Леман (под псевдонимом «Брайтенбах» связанный с Внешней разведкой НКВД) – шеф Отдела 4-Е/1общей контрразведки по вопросам безопасности военной промышленности III Рейха.

    Это далеко не полный перечень.

    В 1939 г. Гитлер готовит нападение на Польшу. Антигитлеровская оппозиция вновь делает все возможное для того, чтобы оповестить об этом мир.

    В марте 1939 г. Эвальд Клейст-Шменцин через аккредитованного в Берлине английского журналиста Яна Кольвина передал в Лондон секретную информацию о планах нападения Гитлера на Польшу.
    В эти же дни Карл Герделер вместе с бывшим президентом Рейхсбанка Ялмаром Шахтом мчится в Швейцарию. Здесь они, действуя через Ханса Гизевиуса, пристроенного Вайцзеккером, Канарисом и Остером на пост вице-консула Германии в Цюрихе, встречаются с лицами, связанными с правительственными структурами Англии, Франции и СССР.

    Среди них  Рудольф Ресслер  –  известный немецкий антифашист, который  еще в 1934 г. эмигрировал в Швейцарию.

    Впоследствии, после начала Второй мировой войны, именно через Ресслера участники антигитлеровского сопротивления – Остер, Каульбарс, Гизевиус и другие – передавали разведывательную информацию стратегического значения странам Антигитлеровской коалиции – Великобритании, США и СССР.

    Глава ЦРУ Аллен Даллес, вспоминая об этом эпизоде, свидетельствует: «Советские люди использовали фантастический источник информации, находящийся в Швейцарии, по имени Рудольф Ресслер, который имел псевдоним «Люци».
    С помощью источников, которые до сих пор не удалось раскрыть, Ресслеру удавалось получить в Швейцарии сведения, которыми располагало высшее немецкое командование в Берлине, с непрерывной регулярностью, часто менее чем через 24 часа после того, как принимались решения по вопросам Восточного фронта».

    В июле 1939 г. в Лондон один за другим летят эмиссары Франца Гальдера – Ханс фон Тетельбах и Ульрих Шверин фон Шваненфельд.

    Тетельбах встречается с заместителем  военного министра Великобритании. Шваненфельд же посещает главу британской военно-морской разведки Джона Годфри и передает ему, кроме сроков нападения и стратегических планов Гитлера, еще и «совет» генерала Гальдера – для предотвращения агрессии против Польши направить в Балтийское море эскадру боевых кораблей, перебросить во Францию две дивизии и ввести Уинстона Черчилля в кабинет Чемберлена.

    Эрнст фон Вайцзеккер, действуя вновь через посла Германии в Лондоне Эриха Кордта, предупреждает о готовящемся нападении на Польшу Роберта Ванситтара.

    Адмирал Канарис и его заместитель Остер (при содействии барона Владимира фон Каульбарса) по своим каналам также передали английской разведке секретные сведения о том, что Гитлер нападет на Польшу вскоре после 26 августа.

    Эмиссары антигитлеровской оппозиции в очередной раз ничего не добились. Их собеседники в самых общих словах заверяли, что Англия выступит в защиту Польши, но при этом не давали никаких конкретных гарантий и обещаний.

    Более того, участники заговора против Гитлера снова были цинично обмануты англичанами, с маниакальным упорством стремящихся столкнуть Гитлеровскую Германию и Сталинский СССР в 1939 г. во время готовящегося дележа Польши.

    После окончания Второй мировой войны, в 1945 г. Тетельбах на допросе у «союзников» заявил, что его начальник, генерал Гальдер, арестовал бы Гитлера в августе 1939 года, если бы был уверен в поддержке англичан.

    В конце августа, перед самым началом Второй мировой войны, заговорщики стали готовить новые планы военного переворота.

    В обсуждении участвовали уже известный нам абверовец Гизевиус, генерал Томас – ученик покойного генерала фон Секта и близкий друг генерала Людвига Бека.

    Томас был в то время начальником Военно-экономического управления ОКВ и в одной из своих памятных записок 1939 г. предупреждал, что нападение Германии на Польшу будет иметь своим следствием мировую войну, выдержать которую в материально-техническом отношении Германия просто не сможет.

    В соответствии с заветами генералов фон Секта и фон Шлейхера (последний был убит в 1934 г. во время «Ночи длинных ножей») Георг Томас особенно предостерегал против войны с СССР, указывая на его гигантский военный и экономический потенциал. Гизевиус, Шахт и Томас, ясно видя приближение очередного рокового момента во внешнеполитической деятельности Гитлера, вновь попытались спасти Германию и весь мир от Второй мировой войны. Они явились к Канарису, с целью (при поддержке Остера и Каульбарса) побудить его к решительным действиям.

    Однако из этих планов ничего не вышло.

    Первого сентября 1939 г.  началась война с Польшей.

    3-го сентября Франция и Великобритания объявили войну Германии. Но повели при этом «странную войну», абсолютно не предпринимая каких-либо активных действий, чтобы спасти Польшу. Предательство англо-французов в очередной раз парализовало и обрекло на неудачу все действия заговорщиков.

    Именно в этот роковой сентябрь 1939 г. свой альтернативный план государственного переворота составил старый сподвижник Секта и Шлейхера, главный сторонник союза Германии с Советской Россией генерал фон Хаммерштейн-Экворд.

    Вновь призванный в армию и командуя армейской группой на Западном фронте, Хаммерштейн-Экворд собирался арестовать Гитлера, когда тот приедет в его Штаб, расположенный в Кельне.

    О решительных намерениях Хаммерштейна-Экворда его соратник Фабиан фон Шлабрендорф проинформировал британского поверенного в делах Форбса, еще остававшегося в Берлине.

    Необходимо особо указать, что дочь генерала – Хельга фон Хаммерштейн-Экворд была сотрудницей разведывательного аппарата ЦК Компартии Германии (ЦК КПГ), а его два сына входили в руководство антигитлеровского офицерского заговора.

    Более того, с семейством фон Хаммерштейнов-Эквордов была связана австрийская графиня-коммунистка Рут фон Майенбург, с 1934 года напрямую сотруничавшая с Разведуправлением Генштаба РККА.

    В 1938 г. Рут уехала в СССР, где  под фамилией Виден работала в аппарате Коминтерна.
    Но именно через Хельгу ей и советской разведке становится известно о заговоре Хаммерштейн-Экворда и готовящемся аресте Гитлера.

    Именно тогда начинаются весьма странные и загадочные события в жизни генерала Хаммерштейн-Экворда.

    Достоверно известно, что одновременно по линии английских и советских спецслужб Гитлер получил некую секретную информацию.

    Во всяком случае, он отменил свое решение о посещении Штаба армейской группы на Западе в Кельне, в котором властвовали заговорщики, готовившиеся к «теплому приему» «обожаемого» Фюрера.

    Хаммерштейн-Экворд был уволен после этого (без особого шума) в почетную отставку.
    Хотя он и продолжал после этого поддерживать контакты с антигитлеровским сопротивлением, однако возможности были уже не те.

    Умер отставной генерал в апреле 1943 г. при весьма странных и не проясненных до сих пор обстоятельствах.

    Однако его сыновья-офицеры активно участвовали в заговоре, вплоть до его полного разгрома после неудачного покушения на Гитлера 20 июля 1944 г.

    Пакт Молотова-Риббентропа и последовавшая (благодаря ему) молниеносная победа над Польшей, при полной пассивности формально воюющего с Германией Запада, полностью изменили отношение генералитета и офицерства к Фюреру.

    В конце октября – начале ноября 1939 года, первый обер-квартирмейстер Генерального Штаба Карл Генрих фон Штюльпнагель (кстати, один из активных участников нелегального советского-германского военного сотрудничества в 1921-33 годах) осторожно прозондировал настроения командного состава.

    Но всего лишь два генерала – фон Лееб и фон Вицлебен – дали свое согласие на участие в акции против нацистской верхушки.

    После уничтожения Польши, в ноябре 1939 г. Гитлер начинает планировать наступление на Запад, прежде всего против Франции через Нидерланды и Бельгию.

    Антигитлеровская оппозиция вновь активизируется и в очередной раз пытается связаться с представителями Западных держав, с целью предупредить их о готовящемся вторжении и заручиться их поддержкой в деле организации государственного переворота.

    Теперь, когда идет война, задача установления контактов с врагами Рейха стала более сложной и опасной.

    Своим ближайшим помощникам глава Абвера Канарис говорил: «Ужасно, если Германия потерпит поражение, но еще ужаснее, если Гитлер одержит победу».

    Вновь сплотилось прежнее заговорщицкое ядро – Бек, Канарис, Гальдер, Остер, Каульбарс, Штюльпнагель, Гельдорф, Герделер, Шахт, Донадьи и другие.

    Центром их действий стала штаб-квартира в Цоссене.

    Однако действия антигитлеровской оппозиции серьезно сдерживало то обстоятельство, что Германия теперь находилась в состоянии войны с Англией и Францией. Последние могли запросто воспользоваться ее внутренними неурядицами и вторгнуться на немецкую территорию в своих корыстных целях. А до того, чтобы открыто, по-ленински, желать поражения своей стране, немецкие заговорщики все-таки не дошли.

    Чтобы избежать этой опасности, полковник Остер решил тайком установить контакт с Англией через посредство Папы Пия XII, с целью получить твердые гарантии того, что на Германию не нападут, если там произойдет антигитлеровский переворот.

    Глава католического мира много лет жил в Германии и ненавидел «безбожных нацистов», о чем в Абвере хорошо знали.

    В середине ноября 1939 г. Канарис и Остер направляют в Рим под видом агента Абвера мюнхенского адвоката Иозефа Мюллера-Оксензеппа, ревностного католика, имеющего в Ватикане много друзей.

    Через своего друга иезуита Роберта Ляйбера – секретаря Папы Пия XII – доктор Оксензепп (прозванный за крупное телосложение и неуемный темперамент «Быком») устанавливает контакты с британским послом в Ватикане Френсисом Дарси Осборном.

    Мюллер и Осборн ведут тайные переговоры и даже составляют проект мирного соглашения, которое может быть заключено между Германией, Великобританией и Францией, если Гитлер будет «устранен».

    Этот документ, отпечатанный на гербовой бумаге Ватикана и носящий название «Меморанду X», был доставлен в Берлин и надежно спрятан в одном из секретных сейфов заговорщиков в Цоссене.

    Дальше повторяется аналогичная странная история, как и с заговором генерала фон Хаммерштейн-Экворда.

    По каналам загранразведки (по-видимому при участии англичан через Португалию) эта информация поступила к начальнику Главного управления имперской безопасности (РСХА) Рейнхарду Гейдриху.

    Об этом Канариса и Остера предупредили начальник V управления РСХА Артур Небе и штурмбанфюр СС Хармут Плаас, снабжавшие заговорщиков секретной информации по линии РСХА и СС.

    После этого, адмирал Канарис встретился с Гейдрихом и имел с ним продолжительную беседу с глазу на глаз.
    Реакция Гейдриха после этой встречи была совершенно необычной. Он не только не приказал Гестапо арестовать агента Абвера, ведущего переговоры с послом врага, но даже не проинформировал об этом Адольфа Гитлера и своего непосредственного начальника – рейхсфюрера СС Гиммлера.

    Гейдрих ненавидел Канариса, но не мог помешать его антинацистской деятельности.
    Шеф РСХА знал, что в «Лисьей норе» шефа Абвера, на набережной адмирала Тирпица № 47, в надежном стальном сейфе, под портретом Франциско Франко, хранятся компрометирующие его (Гейдриха) документы.

    Обнародование этих документов (в лучшем случае) повлекло бы за собой немедленное снятие Гейдриха с поста шефа РСХА и навсегда положило бы конец его карьере в нацистской иерархии.

    В руках у Канариса были убийственные документы, свидетельствующие об еврейских корнях Гейдриха, а также о его финансовых махинациях, гомосексуальных похождениях и скандальных любовных связях, когда тот служил лейтенантом на крейсере «Берлин».

    Страшные обвинения для любого эсесовца, обязанных представлять доказательства «чистоты крови» и отсутствия в роду евреев с 1750 года.

    Канарис собрал все необходимые документы о тщательно скрываемом Гейдрихом позорном финале его флотской карьеры. Ведь именно Канарис был одним из старших офицеров того самого крейсера «Берлин», когда там служил Гейдрих.

    Многие мерзкие тайны руководителя РСХА были скрыты в сейфе у Канариса.

    Получив сообщение о тайных переговорах заговорщиков из Абвера с британским послом в Ватикане, Гейдрих завел особое дело под названием «ЧЕРНАЯ КАПЕЛЛА». Ведь «предательство Абвера» было связано с Ватиканом и с католическими священниками, носящими черные сутаны.

    Но после встречи с Канарисом он так и не решился дать делу о «Черной капелле» официальный ход.

    Шеф РСХА часто использовал музыкальную терминологию для шифровки своих особо секретных дел – так, в дальнейшем, станут широко известны дела, под названиями «Красная капелла» и «Красное трио».

    Убойный компромат в сейфе у Канариса, заставлял Гейдриха «класть под сукно» все материалы о деятельности антигитлеровской оппозиции.

    Пока шефом РСХА был Гейдрих, музыканты «Черной капеллы» могли не опасаться провала.
    В сентябре 1941 г. Гейдрих стал имперским протектором Богемии и Моравии.

    Утром 27 мая 1942 года в Пражском пригороде Либень английскими агентами-террористами Йозефом Габчиком и Яношом Кубишем  было совершено покушение на Гейдриха, который был тяжело ранен осколками гранаты. 4-го июня 1942 г. Гейдрих скончался в гоститале от заражения крови.

    Незадолго до этого произошли следующие события, предопределившие дальнейшую судьбу всей антигитлеровской аппозиции, в том числе Канариса и Остера, (а вместе с ними и судьбу шефа РСХА Гейдриха).

    Потерпев неудачу на Западе, Канарис, Остер и другие заговорщики предприняли начальные шаги к установлению мира на Востоке.

    После планирующейся ликвидации Гитлера заговорщики намеревались начать тайные переговоры о заключении сепаратного мира с Советским Союзом.

    В конце 1941 года заговорщики установили контакты с Секретной службой стратегической разведки СССР, курировавшейся лично Лаврентием Берия.

    Эта попытка была предпринята ими по совету бывшего белого офицера Владимира фон Каульбарса – сотрудника отдела «Абвер-1», а также при содействии немецкого разведчика Оскара фон Нидермайера.

    Ведь именно Нидермайер с 1921 г. был доверенным лицом покойного генерала фон Секта (благодаря которому был подписан Раппальский договор между Германией и Советской Россией), а также стоял у истоков нелегального сотрудничества между Рейхсвером и Красной армией,  Абвером и 4-м (разведывательным) управлением Штаба РККА.

    Каульбарс и Нидермайер с довоенных времен работали на внешнюю разведку НКВД, а затем и на Бериевскую стратегическую разведку, которой они поставляли разведданные стратегического значения.

    Параллельная попытка установить контакты с СССР была предпринята Канарисом в сентябре 1941 года с помощью Эдгара Клауса, связанного с заговорщиками и одновременно работающего на Внешнюю разведку НКВД.

    Клаус работал в Стокгольме и мог обеспечить этот канал для контактов, так как был связан дружескими узами с советским послом в Швеции А.М. Коллонтай, через которую регулярно передавал важные разведданные.

    Именно после этого английские спецслужбы организовали ликвидацию шефа РСХА Гейдриха, которого заговорщики из Абвера во главе с Канарисом держали в руках и контролировали имеющимся компроматом.

    После убийства Гейдриха (клавшего «под сукно» все материалы о заговоре) антигитлеровская оппозиция была обречена и ее гибель стала лишь вопросом времени.

    Но это будет потом, в 1942-м, 1943-м и 1944-м. А пока музыканты «Черной капеллы» еще играют. Их мелодии ее звучат!

    Тогда, в ноябре 1939 года, все уже было подготовлено к выступлению против Гитлера. По свидетельству Ханса Гизевиуса, 2 ноября 1939 г. Гальдер, который, как обычно, стоял во главе заговора, поручил подполковнику Хельмуту Гросскурту «поднять на ноги всех заговорщиков».

    После покорения Польши Гитлер решил напасть на Голландию, Бельгию, Норвегию, Данию и Францию.

    По поручению Вайцзеккера, Герделер спешит в Брюссель – он должен предупредить короля Бельгии Леопольда Третьего о готовящемся нападении на его страну. Ту же информацию передает доктор Окзензепп бельгийскому послу в Риме.

    Одновременно с этим полковник Остер передает ту же информацию военному атташе Нидерландов Гизбертусу Якобусу Сасу.

    Остер подробно ознакомил Саса с планами готовящегося морского десанта в Норвегию и другими замыслами Гитлера, точно указав место, где английский флот может перехватить немецкие суда с войсками и без труда потопить их.

    Немецкий посол в Италии Ульрик фон Хассель – активный заговорщик – через своего итальянского зятя вышел на Брайанса, одного из приближенных министра иностранных дел Англии лорда Галифакса, и тайно встретился с ним в феврале 1940 г. в Швейцарии. Там Хассель передал для Галифакса меморандум с изложением условий мира на Западе.

    По поручению Вайцзеккера этот же меморандум американским руководящим кругам вручил другой дипломат-заговорщик Тротт цу Зольц.

    И снова старания «Черной капеллы» оказались тщетными. Несмотря на то, что голландская, датская и английская разведки заблаговременно получили информацию обо всех планах Гитлера – ими не было предпринято никаких мер, чтобы отразить готовящееся вторжение на Запад!!!

    Незадолго до этих событий – 5-го ноября 1939 года – Гитлер вызвал к себе главнокомандующего сухопутными силами Вальтера фон Браухича и его начальника штаба Гальдера.

    Браухич,  прекрасно осведомленный о планах заговорщиков и находившийся, в связи с этим, в очень нервном состоянии, изложил Гитлеру соображения, по которым «наступление на Запад в данное время нецелесообразно».

    О том, что произошло дальше один из заговорщиков Ханс Бернд Гизевиус подробно рассказал в своем дневнике.
    Гитлер впал в неконтролируемые ярость и бешенство. Он обвинил генералов в намеренном саботаже и дал понять, что ему кое-что известно о планах заговорщиков в Цоссене от своих информаторов в Англии. Фюрер пообещал расправиться с предателями и «с корнем вырвать Цоссеновский дух непокорности»!

    После этого очередного предательства англичан, предупредивших Фюрера о заговоре, Гальдер был морально сломлен.
    Вернувшись с совещания, он приказал подполковнику Гросскурту немедленно уничтожить все бумаги о планах свержения Гитлера, представляющие опасность.

    Именно после этого Гальдер отошел от активной заговорщицкой деятельности «Черной капеллы», распростившись с идеями «физического уничтожения Кровопийцы», став одним из главных разработчиков его «великих планов».

    Получив известие об этих событиях на совещании, начальник Штаба Абвера полковник Остер повел себя иначе. Он пошел в офицерское казино, где с горя напился, после чего прилюдно набил морду и вышвырнул на улицу какого-то гестаповского офицера.

    После чего Остер начал в этом же казино публично поливать грязью Фюрера и всех нацистов. При этом он раздал несколько листовок антинацистского содержания находившимся там немецким офицерам.

    Свидетелями этого инцидента в казино было много офицеров Вермахта и Люфтваффе. Но ни один из них не донес об этом случае в Гестапо и СС.

    После этого Остер направился к начальнику 2-го Отдела Абвера, главе немецких диверсантов Эрвину Лахузену и попросил у него мощную бомбу. Когда последний спросил для чего она ему, то Остер чистосердечно признался: для убийства Гитлера.

    Лахузен бомбу своему коллеге не дал. Однако и в Гестапо на Остера не донес. Иначе земной путь почти всех путчистов закончился бы уже в 1939, а не в 1944 году.

    Последняя попытка предотвратить войну на Западе была предпринята 9 ноября 1939 г. генералом фон Леебом. Он созвал на совещание трех командующих группами армий, стоявших против Франции. На совещании он предложил своим коллегам совместно отправиться к Гитлеру и дружно подать в отставку. Однако большинство генералов категорически отказались участвовать в этой акции, мотивируя отказ тем, что это будет расценено Гитлером как мятеж.

    После стремительного разгрома Франции оппозиция Гитлеру в генеральской среде исчезла очень надолго. В условиях всеобщего ликования и восхищения «гением Фюрера» планы военного переворота пришлось временно отложить.

    О решении Гитлера напасть на Советскую Россию Канарис, Остер и их друг фон Каульбарс, как обычно, узнают одними из первых.

    План операции «Барбаросса» разрабатывается в Генеральном Штабе Сухопутных войск. Здесь же в подземных бункерах Цоссена на тайные совещания собираются музыканты «Черной капеллы».

    Для того, чтобы предупредить СССР и весь мир о готовящемся нападении заговорщикам не нужна директива № 21, подписанная Гитлером. Достаточно и ее черновиков.

    Поэтому, нет ничего удивительного в том, что информация о решении Гитлера напасть на СССР попала во многие страны задолго до подписания «Директивы № 21».

    Анонимное письмо на имя посла Владимира Деканозова с предупреждением о готовящемся «внезапном» нападении попало в советское полпредство в Берлине 5 декабря 1940 года.

    А 28 декабря 1940 года, через 10 дней после подписания «Директивы № 21», в это же Полпредство прибыло еще одно анонимное письмо!!! На этот раз «неизвестный» отправитель прислал советскому военному атташе подробный конспект сверхсекретной «Директивы № 21».

    Этого «неизвестного» снабдил информацией о планах Гитлера напасть на СССР Владимир фон Каульбарс – бывший белый офицер, друг Канариса и Остера.

    Этот невероятный факт передачи сверхсекретной информации подтвердит Министр обороны СССР маршал Андрей Гречко: «Небезинтересно отметить: через 11 дней после принятия Гитлером окончательного плана войны против Советского Союза (18 декабря 1940 г.) этот факт и основные данные германского командования стали известны нашим разведывательным органам».

    КОЕ-ЧТО О СОВЕТСКОЙ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКЕ, ГРУ И ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКЕ НКВД.

    Гигантская советская разведывательная паутина, опутавшая весь замной шар, базировалась на официально признанных за рубежом советских организациях.
    Шпионажем занимался, практически, весь персонал этих организаций – от полпредов до привратников.

    Кроме дипломатов, направляемых за рубеж наркоматом Иностранных дел СССР и шпионивших, так сказать, «по совместительству», в рамках полпредств, действовали  также и профессиональные шпионы.

    Эти люди лишь формально числились дипломатами (советниками, секретарями, атташе), а фактически являлись сотрудниками так называемых легальных резидентур, действующих под крышей полпредств.

    Легальное положение давало советским профессиональным шпионам дипломатическую неприкосновенность и позволяло беспрепятственно вести разведывательную работу.

    Кроме легальных  резидентур, советская разведка располагала еще огромным числом нелегальных, во главе которых стояли засланные за рубеж под вымышленными именами советские шпионы, а часто и иностранцы, в большинстве своем, прошедшие в Москве специальную подготовку.

    И легальные, и нелегальные резидентуры осуществляли связь с Москвой в том числе и через дипломатическую почту полпредств. Это был удобный способ передачи информации, гораздо более надежный, чем радиосвязь, и почти не поддающийся перехвату. Ведь по давним международным соглашениям дипломатическая почта, охраняемая вооруженными дипкурьерами, не подлежала проверке.

    Официальной государственной основой советской разведывательной паутины являлись две самостоятельные и параллельные ветви разведки. Они принадлежали двум разным наркоматам – обороны и внутренних дел.

    Это разведка наркомата обороны – Главное разведывательное управление  Генерального штаба Красной армии – ГРУ, с июля 1940  г. возглавляемое генерал-лейтенантом Филиппом Голиковым.

    ГРУ представляло собой мощнейшую тайную организацию, включающую военную и приграничную разведку, радиоразведку и военную контрразведку.

    Разведка НКВД включала Внешнюю разведку, под руководством майора Павла Фитина, а также Контрразведку – руководитель комиссар Петр Федотов.

    Сталинская разведывательная паутина охватывала 45 стран, в которых было задействовано 300 легальных и нелегальных резидентур, огромное количество агентов.

    С июля 1940 г. и до «внезапного нападения» Германии военная разведка передаст в отдел информации ЦК более 300 шифрограмм, разведсводок и радиосообщений, свидетельствующих об активной подготовке Гитлера к войне с СССР.

    Внешняя разведка НКВД за этот период направит в Кремль еще 120 донесений о готовящейся агрессии.

    Сталин обладал еще одним необычным источником информации – это Стратегическая разведка.

    Секретная служба стратегической разведки СССР была детищем Лаврентия Берия.

    Личная стратегическая разведка, созданная Берия, представляла собой неформальную, глубоко законспирированную сеть агентов стратегического влияния, шпионов и диверсантов – от знаменитых высокопоставленных военных и политических личностей той эпохи до самых последних отбросов общества и матерых убийц.

    Структура и методика Стратегической разведки были во многом скопированы с ордена Иезуитов – разведки Ватикана, орденов Сиона, Тамплиеров и братства Иллюминатов, Исихастского  ордена Безмолвия,  а также Сицилийской мафии, корнями уходящей в Средневековье и Древний мир.

    Кстати, слово мафия (по одной из версий) происходит от древнефиникийского слова «ма-фи», что переводиться как то, чего якобы официально не существует и не имеется.

    Лаврентий Берия еще до октября 1917 г. досконально изучил и знал историю многих могущественных тайных орденов и разведывательных сообществ Древнего мира, средневековья, эпохи возрождения и современности.

    При этом Берия обладал не только высочайшим для тех времен общим, хотя и бессистемным образованием (до тысячи прочитываемых в день книжных страниц), но еще и синкретическим мышлением, позволяющего сочетать внешне разнородные, противоречивые и якобы несовместимые воззрения.

    А главное, он сумел применить свои знания на практике при создании Стратегической разведки, которая не входила ни в одну из официальных разведывательных структур СССР.
    То есть официально Секретной службы стратегической разведки, как бы не существовало вовсе. Хотя на тот момент – это была одна из самых мощных и эффективных тайных мировых разведывательных структур.

    Некоторые бывшие сотрудники НКВД и ГРУ упоминали, что еще в юношестве Сталин и Берия вступили в глубоко законспирированный Исихастский Орден Безмолвия на Кавказе. Своеобразный аналог иезуитского, но гораздо более тайный.

    Девиз Ордена Безмолвия –  «Не ищи показывать себя превосходящим других, подвиги во имя Веры совершай втайне».

    Сын Берия – доктор технических наук Серго Гегечкори свидетельствовал:
    «Некоторые люди, работавшие на советскую разведку и занимавшие очень высокое положение в Германии, Великобритании и других странах, «выходили» непосредственно на моего отца. Таких тоже было, знаю, немало. Кого-то, думаю, из них Сталин знал, но члены Политбюро однозначно – нет. Исключения тут не было.  Да и Сталин, насколько могу судить, особого интереса к источникам информации не проявлял.  Детали его обычно не интересовали. Он ставил задачу, а уж каким путем она будет достигнута, его волновало мало. Сталина интересовал, как правило, лишь конечный, а не промежуточный результат…»

    Сведения, поступившие из Разведуправления Генштаба РККА и Внешней разведки НКВД СССР, направлялись в Отдел информации ЦК ВКП(б). Разведданные, поступившие из одной страны, от шпионов одной из ветвей разведки, сопоставлялись со сведениями, полученными из других источников, проверялись и перепроверялись специалистами Отдела информации ЦК.

    Руководителем этого Отдела информации, созданного по личному указанию Сталина, был Георгий Маленков (по кличке «Маланья»).

    Агентурная информация, получаемая Берия из «своих» источников, не поступала, как другие виды разведывательной информации, в Отдел информации ЦК ВКП(б) к Маленкову. Минуя официальные каналы, она шла напрямую к Берия, а от него к Сталину.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ СТАТЬИ
    Категория: Интересное | Просмотров: 35 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: покушение на гитлера, Чёрная Капелла, Великая Отечественная Война | Рейтинг: 0.0/0

    Похожие материалы К сожалению, похожего ничего не нашлось!
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Май 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031
    Архив записей
    Облако меток
    ЧАЭС (149)
    ЧЗО (115)
    сша (18)
    1986 (15)
    Stalker (10)
    АЭС (10)
    Последние комментарии
    Это что-то.

    Рыбу вывозил, ладно, допустим для себя. А трубы, ч...

    Явно дура.

    Писец.... ...

    Читал их версию... Вполне реально...

    Если сравнить с документальной стороны, то есть сх...

    Найдутся добрые люди и сольют чекистам и ментам......

    Не понравилось.

    Пусти свинью за стол, она и копыта на стол. Так и ...


    Лучше Мотыльки посмотреть ещё раз, чем это. Одни д...

    Как-то китайские сми так-же писали про ядерное ору...

    Видел видосы этих "чудаков". Когда надо,...

    Не понравилось. Слишком тупо и перекручено в некот...

    В 1958 году на полигоне в Семипалатинске-21 под ру...

    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner

    RSS

    Реклама

    Сделай свой блог или форум


    Cвой блог или форум

    Top.Mail.Ru Блог Гадского Папы - 2017 - © 2019 Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Мини-чат
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте