Блог Гадского Папы
Ахтунг!
  • ИКС

    Поделись
    Поделись с другом
    Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    Навеянное книгами и играми серии Сталкер
    Чернобыльская Зона Отчуждения [216]
    О Припяти, про аварию на АЭС, про ликвидаторов аварии и про нелегалов сталкеров
    Интересное [99]
    Не только о Чернобыльской Зоне Отчуждения
    Юмор [4]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [17]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Зарево над Припятью [12]
    Дмитрию Биленкину - писателю и другу - посвящаю. (Владимир Губарев) Людям, кто не в теме, оброс толстой "урбанистической" кожей и не понимает жизни в маленьком городке, думает, что мир "вращается вокруг него" и "это было давно и неправда" - читать ... рекомендуется
    Игровой мир [16]
    На тему игры Сталкер и не только....
    Темы форума
  • В западне (3)
  • Моды Zaurus'crew (23)
  • Боевая Подготовка (7)
  • Листая альбом.... (3)
  • Как я провел лето в Чернобыле (2)
  • Сергей Есенин (20)
  • Спавнеры (5)
  • Alternative epilogue (0)
  • История Прибоя - Скрытая Угроза (1)
  • Нужное и полезное (4)
  • >
    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 69
    Статистика публикаций
    Комментарии: 249
    Форум: 34/246
    Блог: 382
    Новости: 31
    Загружено: 17
    Публикаций: 15
    Видео: 46
    Гостевая: 7
    Контакты!
  • Связь с администрацией
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Главная » 2017 » Октябрь » 23 » ГТО- ГОТОВ К ТРУДУ И ОБОРОНЕ! (КАК ЭТО БЫЛО-1985 год)
    01:18
    ГТО- ГОТОВ К ТРУДУ И ОБОРОНЕ! (КАК ЭТО БЫЛО-1985 год)
    В телефоне: Пойми, нашелся спонсор, дает деньги на печать фотоальбома. Надо Антону отснять стариков самосёлов, заброшенные, разрушенные деревни. Снять тебя, взять у тебя, твои архивные, черно-белые фотографии и мы закончим верстать макет. Мы тебя увековечим. 

     

    Миленин: Меня не надо. Хорошо едем, но не на этой недели. С понедельника я в вашем распоряжение. Но при условии, что вы обеспечите меня бензином. Оформление поездки и получение разрешения на въезд в зону берешь на себя.
    В телефоне: Возьмешь свой архив, выберем фотографии для  альбома. Да на один листок, не больше напиши, как ты связан с зоной. Только не пиши в стиле рапорта. «Довожу до вашего сведения»
    Миленин:    Я  тебе по электронке сброшу свой учетно-послужной список, а все, что нужно ты допишешь. Ведь ты писатель, историк  и просто талантливый человек. Все пока. Будем считать, что договорились.
     Настойчивый звонок  в двери. Миленин: открывает первую дверь, Не заглядывая в глазок,  металлическую. В дверном проеме появляется девушка лет 25 пяти в полевой форме «Бундесвера». За спиной рюкзак, на правом плече фото кофр  под цвет формы.
    Миленин:  Что война началась? Или другие стихийные бедствия?
    Девушка: Если вы Миленин, то мы с вами едем в Чернобыль!!!
    Миленин: Миленин знает, что он едет в Чернобыль?
    Девушка: Вам должны были позвонить, сообщить, что я приезжаю!
    Миленин: Никто не звонил, поэтому почетного караула нет. Заходите, будем разбираться. Вы кто? Кто должен был  звонить? Зачем вам Чернобыль? Как вас звать.
    Девушка: Я Кристина, журналист. Раньше я писала материалы о культурных событиях в республиках бывшего СССР. Теперь хочу попробовать новую тему. Вам должен был позвонить Тариус. Это наш шеф редактор в нашем бюро в Москве.
    Миленин: С вашим  шефом мы неоднократно были в зоне, однако он  не звонил. А кто Вам сказал, что вы журналист?
    Мобильный телефон Кристины начал издавать громкую и очень знакомую мелодию. (Аве Мария)  Она ответила по-немецки. Молча, протянула трубку.
    Девушка: Это Вас.
    В телефоне: Привет это Тариус. Я тебе направил своё протеже. Её отец наш  бос, один  из  тех, кто владеет агентством. Помоги ей. Она должна быть в теме. Если нет возможности свозить её в зону поделись информацией, фотоматериалами. Агентство все оплатит. Она проявила инициативу, приехала на два дня раньше, чем мы планировали. В крайнем случае, пусть сделает с тобой интервью.
    Миленин: Из-за таких, как ты,  моя жизнь превращается в разговорный жанр. Одну сплошную поездку в прошлое, которое  большинство людей забыли.
    Миленин протягивает телефон девушке. Ваш шеф хочет дать пару полезных советов.
    Девушка: Вы мне расскажете, как Вы узнали, что случилась авария на атомной станции, как Вы были подготовлены к подобной ситуации.
     
    Апрель 1985 года. Отдел транспортной, железнодорожной милиции. Кабинет начальника отдела.  Через открытое окно слышен перестук колес, с ветром в окно попадает аромат специфический,  только для железнодорожных станций. Подполковник выводит красивым почерком резолюцию на указании, которое пришло из управления: «Подготовить личный состав для участия в командно штабных учений по гражданской обороне. Начальнику штаба ознакомить руководителей  в соответствии со  списком»
    Подполковник поднимает телефонную трубку: Дежурный! Найдите Миленина, пусть зайдет!
    В кабинет заходит капитан. На нем хорошо сшитый мундир, сапоги с жесткими голенищами,  огромных размеров фуражка. Резким движением руки  отдает честь, фуражка оказывается  на изгибе левой руки. Начальнику явно не нравятся подобные строевые приёмы.
    Миленин: Что у нас опять  случилось Николай Андрианович? Надеюсь ни- чего страшного и не с личным составом?
    Николай Андрианович:   Я никак не пойму, почему тебе не сидится в кабинете, зачем выезжать на задержания, стрелять, крутить, вязать. Ты заместитель по политико - воспитательной работе, сиди и воспитывай. Как ни как уже 35 лет. Можешь мундир испачкать или порвать, стиляга. Тебя могут в должности не утвердить. Так и будешь служить с приставкой временно исполняющий. Опера и милиционеры, когда им ставят задачу, спрашивают: «А замполит с нами?». Ты, что думаешь, что это правильно? Ты думаешь, что всю жизнь пробегаешь, давая команду «делай как я»?
    Миленин: Николай Андрианович Вы вызвали меня не для того, чтобы в очередной раз воспитывать и читать мораль? Последние две недели,  ни на одно из задержаний не выезжал. Вы же знаете.
    Николай Андрианович:  Кто задерживал на вокзале пьяных, охотников? Ко всему прочему они оказались депутатами. Кто забрал у них документы и в атозаке отвез на освидетельствование, оформил на них протоколы и изъял оружие? Это хорошо, что любой готов идти с тобой в «разведку», а я уверенно двигаюсь к инфаркту. Замполит должен вдохновлять личный состав словом, а не  размахивать шашкой.
    Миленин: Шеф, у них претензий нет.  Они приходили к Вам, просили, чтобы ни кто не знал,  что их задерживали. Депутат, да  еще  председатель колхоза – это стихийное бедствие. Они же упились и начали в зале ожидания показывать друг другу свои стволы. Нет, чтобы делать это в зале для депутатов Верховного Совета Украины.
    Николай Андрианович:  Ладно, теперь о главном. К нам приезжают представители из МВД СССР. Будем играть в гражданскую оборону. Проконтролируй, чтобы наши ГОшники обновили приказы, схемы оповещения, проверили приборы, наличие противогазов, химзащиты, аварийных аптечек. Но самое главное, необходимо съездить, в Мотовиловку  найти, где находится, загородный командный пункт. Его построили в 60 Х., передавали по описи от начальника к начальнику. Мои предшественники так же не знали, где он точно расположен.  Все знали, что объект находится под охраной железнодорожного ВОХРа. Возьми с собой Савченко, и найдите его. Проверьте можно ли его использовать и как его привести в порядок.  На протяжении последних пяти, а может т  десяти лет ЗКП не использовали.
    Миленин: Задачу понял, выполняю. Но для меня новость, что у Савченко находится литерное дело по гражданской обороне. Будет отлично, если тревогу объявят утром, до начала рабочего дня.
     Кабинет Савченко.  больше похож на большую кладовку. Книжный  шкаф, стол, сейф, этажерка, за дверью вешалка. Впечатление, что мебель втиснули в помещение, но забыли расставить.
    Миленин боком втискивается в кабинет инспектора административной практики, старшего лейтенанта милиции Виктора Савченко. Высокорослый офицер одет, как и Миленин, сапоги, бриджи, китель. Но видно, что форма не шита на заказ, а получена на вещевом складе и неаккуратно подогнана. Старший лейтенант смотрится   в маленьком кабинете, как инородное тело или лишняя мебель. Кабинет его гордость, он занимает его один,  на дверях табличка с его фамилией.
    Миленин: И как ты вползаешь в эту нору?
    Савченко: Здравие желаю товарищ капитан.
    Миленин:  Я здоров, ты лучше Витек достань из сейфа литерное дело по гражданской обороне!!
    Савченко: Зачем? Воевать будем? Когда?  (Открывает сейф, перебирает папки,  нужной не находит)  Наверное она в столе. По очереди выдвигает ящики, роется, кашляет, поднимая клубы пыли.
    Миленин: Витек, а если завтра война? А если коварный враг забросает нас атомными бомбами? А где литерное дело? Как мы будем воевать,  защищать мирное население?  Ты знаешь, как это делать? Нет, потому, что не можешь найти литерное дело!!!!  Наклоняется, поднимает из-под стола пыльную папку. На обложке надпись: «Гражданская оборона» 1982 год. Открывает папку, перебирает документы.
    Миленин: Витек три года ты не переписывал приказы, планы, не писал справок о титанической работе отдела. Схема оповещения на случай тревоги вообще устарела. Тут осталась треть личного состава, которая служит, остальные ушли в отставку, на учебу или получили назначения к новым местам службы... Есть  хорошие новости.  В  литерном деле есть схема, где расположен ЗКП. Вторая хорошая новость, ты  до завтрашнего утра обновишь литерное дело, подготовишь приказы, схемы оповещения и инструкции. Все, что напишешь, утвердишь у начальника.
    Проверишь со старшиной наличие противогазов, химзащиты, приборов радиационной разведки в оружейной комнате и доложишь мне. Докладывать будешь по пути в Мотовиловку. Выезжаем завтра в 7 часов утра.
    Утро следующего дня. Железнодорожная станция Мотовиловка. Миленин достал схему расположения бункера. С ориентацией на местности не получалось. Было ясно, что схема нарисованная карандашом не поможет.
    Миленин: Старлей где наше ЗКП?
    Савченко: А я что там был?  Мне литерное дело вручили я, и схемы этой не видел.
     
    Возле здания станции показался местный участковый капитан Скворчинский. Капитан Скворчинский местная достопримечательность, службу начал воспитанником  военного оркестра в  конце войны. В начале пятидесятых, стал участковым,  имел образование семь классов.  Чтобы получить капитанские погоны закончил десятилетку.
     "Уже прибыли на учения?" - спросил Скворчинский
    Миленин "Нет, пока ищем свой командный пункт"
    Скворчинский " Чего его искать, вон там за станцией караулка ВОХРа, (военизированная охрана) а от неё телефонный кабель тянется к вашему бункеру. Вчера пост там выставили, так, что НАЧКАРа (начальник караула) предупредите, а то старпёры ещё со страху начнут стрелять. Объект ведь государственной важности"
    Миленин:  Спасибо Николай Петрович. Все вы знаете. Интересно откуда?
    Скворчинский: Было три великих чекиста: Менжинский, Дзержинский и Скворчинский. В живых остался только Скворчинский. О том, что начинаются учения, знает вся Мотовиловка, кроме председателя сельсовета. Идемте, покажу,  где  искать начальника ВОХРа.
     
    Начальник ВОХРа, был облачен в армейскую гимнастерку, старого образца с петлицами, в которых были кубари. На поясе болталась кобура внушительных размеров с "Ревнаганом".
    Миленин:  Прибыли для инспекции загородного командного пункта, где, по всей видимости, будем проводить командно штабные учения.
    Начальник ВОХРа: Я позвоню на пост, Вас встретят. Я уже восемь лет командую  ВОХР, за это время в бункер никто не заглядывал. Идите, ориентируясь на протянутый кабель полевого телефона. Упретесь в проволочное заграждение, поворачивайте направо.
    Миленин:  Командир, а нормальной дороги, что  нет?
    Начальник ВОХРа: Есть, но без машины, вам пешком придется протопать восемь километров,  по прямой чуть  больше километра.
    Миленин:  Спасибо  мы пошли. А тебе Витек все, что я думаю, расскажу чуть позже.  Пошел вперед, будешь держать кабель, иначе заблудишься «Сусанин».
    Проклиная, ГРАЖДАНСКУЮ ОБОРОНУ,  ИНСПЕКТОРА САВЧЕНКО. Миленин ушел в лес. Впереди перебирая руками телефонный провод, чтобы не потерять его из вида в высокой траве шел Савченко.
    Миленин:  Не выпускай из рук провод, Сусанин. Еще пройдем мимо твоего «секретного» объекта. Объект, о котором ты должен все знать, или хотя бы знать, где он находится.
    Савченко: Да кому он нужен. Если все начнется, кто успеет сюда добраться. Я сюда на озера приезжаю, тут отличная рыбалка. О том, что тут бункер зарыт, не знал. В литерном деле о нем ничего нет, кроме схемы, и то по которой найти его невозможно. А литерное дело мне передал капитан Балицкий, после ухода на пенсию. Он сказал, что в нем все в порядке. Прошло всего полгода. Откуда я знал, что в эту папку  годами ни кто не заглядывал.
    Миленин:  Наверное, ты его принимал у Балицкого вместе с бутылкой, а напившись, уронил под стол, даже не проверил по описи, что там есть?  Так бы и валялась папка под столом в пыли. Ты обновил документы в литерном деле?
    Савченко: Вчера вечером обновил все приказы, инструкции, схемы оповещения, журналы занятий. Все утвердил у начальника и зарегистрировал в штабе. Осталось сделать  карту – схему и точно указать расположение ЗКП. Да еще вложить туда план самого ЗКП.
    Провод предусмотрительно положили в стороне от тропинки. Вот и  ограждение из колючей проволоки. Пошли вправо вдоль ограждения.
    Старик, вооруженный карабином дремал на ступеньках караулки, а храп напарника сотрясал само караульное помещение. Савченко:  заорал:  "КАРАУЛ В РУЖЬЁ" - караульный на ступеньках выронил карабин, а сам упал со  ступеньки в траву. Проснувшийся напарник затаился, в караулке и не подавал признаков жизни.
    Миленин поднимая стрелка ВОХР:  Все нормально, не волнуйтесь, мы пришли осмотреть  бункер, а не проверять, как вы несете службу.
    Подняв карабин, Миленин отвел затвор и убедился, что патрон дослан в патронник.
    Миленин: Савченко скажи мне, ты идиот? А если бы ветеран пальнул с карабина, проснувшись? Хочешь погибнуть при исполнении служебных обязанностей, которых ты не выполняешь?
    Отцы, Вы уж извините за «нападение» на охраняемый объект, но очнитесь и найдите ключи от входных дверей в это подземное царство.
     
    В окно караулки выглядывал заспанный напарник. Он был старше, на голове во все стороны торчали взъерошенные седые волосы. Гимнастерку  украшала внушительных размеров орденская колодка,   нашивки за полученные на поле боя ранения.
    Он протягивал связку ключей.
    ВОХРОВЕЦ: Понимаете, капитан последние лет десять этим объектом ни кто не интересовался. Охранять его перестали. А  вот уже дней пять, как снова взяли под охрану. Полевой телефон поставили. Только связь работает плохо.
    Миленин: Савченко ты  руками весь провод прощупал, обрыв был?
    Савченко: Да возле самой колючки одна жила болталась.
    Миленин: Трудно было соединить?
    Савченко: Команды не было.
    Миленин:  Так сбегай и восстанови связь, прояви инициативу.
    ВОХРОВЕЦ: Да мы потом сами поищем и восстановим.
    Миленин: Вам покидать пост №-1 нельзя, а ему надо шевелиться, ведь сидя в кабинете лишний вес набирает. Возьми мой нож и быстренько смотайся, только не заблудись.
    Савченко не спеша ушел за ограждение и растворился среди деревьев. О том, что связь восстановлена, стало ясно сразу. Коробка полевого телефона издала  мелодичный звук, а потом и долгий звонок.
    ВОХровец снял трубку телефона и доложил: «Пост бункер у нас без происшествий»
    Потом он долго слушал, что ему сообщают или дают инструкции.
    ВОХровец: НАЧКАРа предупредил, что вы скоро будете на нашем объекте. Я не стал докладывать, что Вы уже на месте.
    Вернулся недовольный Слабченко и отдал Миленину нож. Они направились к бункеру.
    ЗКП строили, скорее всего, очень давно, тогда, когда у нас еще не было ядерного оружия, и мы боялись нападения бывших союзников. Построили добротно. На поверхность выходили только вентиляционные трубы и бронированная входная дверь, основательно поржавевшая. 
    С большим трудом и скрипом двери начали открываться. Из глубины пахнуло сыростью и гнилью. К большому удивлению Миленина повернув рубильник, в бункере появился свет.
    Все, покрыто многолетним слоем пыли. Спальные помещения с ржавыми двухъярусными кроватями, пищеблок с котлами заполненный остатками жизни деятельности мышей и может быть, других грызунов Стены были побелены, но теперь они жуткого серого цвета.
    Миленин: Почему ты не фиксируешь объем работ, который предстоит провести? Что ты будешь докладывать начальнику?
    Савченко:  Вы все пишете, а я  пока проверю, как работает вентиляция.
    Савченко поднимет, поднимает тумблер с еле видной надписью «вентиляция». Слышится скрежет металла,  гудение электромоторов, все помещения заполняются мелкой, густой пылью. Дышать невозможно. Миленин и Савченко выбегают из бункера.
    Миленин: Ты идиот!  Десяток лет пыль скапливалась в вентиляционной системе, и ты её поднял. Теперь будешь спускаться и выключать?
    Савченко:  Можно отключить центральный рубильник. Опускает рубильник вниз. Наступает тишина. Снизу из бункера продолжает клубиться и подниматься к выходу  пыль.
    Стрелки ВОХРа смотрят на офицеров стоящих у входа в бункер и по всей вероятности обсуждают, что случилось.
     
    Вторая половина дня. Кабинет начальника отдела. Миленин докладывает начальнику. Мундир очищен от пыли, сапоги блестят.
    Миленин:, Мы подготовили для проверяющих все необходимые документы. Именно для проверяющих. Представляешь, Николай Андрианович списки для эвакуации составляют на работе у жены, тестя и тещи. В эти списки включают всех близких родственников, так, что моя семья одновременно может быть эвакуирована в четыре различных места. А на самом деле, как это будет происходить, никто не знает.
    На фабрике у моей жены в случае ядерного удара, они все там работающие   должны укрываться в рядом находившемся овраге. Наверное, для того, чтобы он стал сразу братской могилой. Никто никогда не проводил учений на случай стихийных бедствий и катаклизмов.
    Самое главное, что РСУ выделило рабочих,  они пытаются привести в порядок загородный командный пункт.  Связисты от станции протянули временную связь.
     
    НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ СПУСТЯ. НОЧЬ. КВАРТИРА МИЛЕНИНА.
    За окном начинает светать. На журнальном столике не переставая, звонит телефон. Миленин лежит с открытыми глазами и ждет, что телефон замолкнет.
    ЖЕНА МИЛЕНИНА: Ты, что не слышишь? В такую рань звонят только тебе, возьми трубку. И вообще когда ты вернулся домой?
    Миленин переползая через жену: Вернулся три часа назад. Так сложились обстоятельства, пришлось спасать планету.
    ЖЕНА: какую?
    Миленин: Не нашу, в соседней галактике?
    ЖЕНА: Опять совершал подвиги, ходил в атаку под красным знаменем?
    Миленин: Честное слово нет. Были литерные мероприятия. Наши первые лица республики, встречали первых лиц дружественной нам страны. Их тела  в спецвагоне перевозили в Москву, а мы обеспечивали их спокойный сон. Эти мумии летать не могут. На большой высоте они распадаются на атомы.
    ЖЕНА: Ты когда  ни будь,   договоришься. Возьми трубку, дай хоть дочери поспать!
     
    Миленин: Поднимает трубку телефона. Миленин слушаю.
    Голос из телефона: Товарищ капитан 20 минут назад объявлена тревога по гражданской обороне. Провожу оповещение  руководящего и командного состава. Машина ждет Вас у подъезда.
     
    Миленин: Спасибо дорогой ты  всегда сообщаешь, только радостные новости. Выезжаю.
    ЖЕНА: Не забудь побриться  и выпить чаю.
    Миленин: Ты же знаешь, я бреюсь перед сном, а чай будет в кабинете. Не волнуйся, сегодня мы будем играть в войну в кабинетах, поэтому спасение человечества откладывается.
    ЖЕНА: Не забудь вечером позвонить домой и сообщить, что и сегодня ты не вернешься домой.
    Миленин: Одевается. Ты должна понять, что отечество в постоянной опасности. Смотри внимательно программу «Время» Тогда ты поймешь, что империалисты бряцают оружием, а мы на передовой социалистического соревнования…
    ЖЕНА: Неужели ты замполит несешь подобную ахинею перед своими милиционерами?
    Миленин: На службе я делаю умное, марксистско–ленинское выражение лица. Все пока, родина ждет своих героев.
    ЖЕНА: Ты когда вернешься домой?
    Миленин: Скорей всего сегодня. Наверное. У нас война намечается. Будем спасать человечество от ядерной катастрофы.
    ЖЕНА Дверь закрой на замок, мы еще спать будем.
     
    Миленин выходит из парадного. Садится в «Жигули»
    Водитель: Алексей Германович в дежурную часть прибыли два враждебных «гуманоида». Объявили тревогу, задают дурные  вопросы, которых у них множество. Они все время открывают конспекты и выдают новые вводные.
    Миленин: Серега я тебе больше фантастику читать не дам. Начальник считает, что мое  общение с тобой отрицательно на тебе сказывается. Ты начинаешь нести при людях бред и ахинею, а потом еще находишь веский аргумент. Каждый раз предлагаешь, чтобы я подтверждал, что ты говоришь правду.  Киев и Киевская область знают, что у нас начались командно-штабные учения по Гражданской обороне?
    Водитель: Нет не все,  а те, кто должен знать.
    В отделе всех встречала группа незнакомых нам офицеров, которая наблюдала за происходящим. Прибывшие отмечались у дежурного, получали противогазы, оружие. Отправлялись по рабочим местам, то есть офицеры по кабинетам, а милиционеры патрульно-постовой службы в актовый зал.
     
    В семь часов тридцать минут объявили построение во внутреннем дворике отдела. Вышли с "тревожными" чемоданами и противогазами. В чемодане в обязательном порядке должен был быть запас продуктов на трое суток, пара белья, носков, туалетные принадлежности, карта, компас, фонарик, пять конвертов, бумага, командирская линейка, цветные карандаши и многое другое,
    Осмотр чемоданов, опрос личного состава по знанию обязанностей в период объявления тревоги и ядерного нападения. Большинство сориентировалось, и отвечали однозначно: "Выполнять приказы руководства"
    Завершающий этап шоу команда "ГАЗЫ". По команде все должны надеть противогазы, оставаясь в строю. Брошены на землю чемоданы, дипломаты и портфели. Необходимо надеть противогаз, который пролежал в оружейной комнате почти год.
    Вот и все в противогазах, похожие на испуганных слонов. У многих запотели стекла, они забыли протереть их специальными салфетками, несколько человек не дождавшись команды, снимают противогазы, один теряет сознание, ему снимают противогаз, дают возможность сделать глоток воздуха. Оказывается, они не сняли нижние крышки с фильтров. Воздух просто не поступал.
    Затем пошла череда зачетов. Проверяли знание работы с приборами дозиметрического контроля, оказания первой медицинской помощи, действий подразделений в период массовых беспорядков и многое другое.
    НА вторые сутки дошла очередь  до командно штабных учений. Все начальники были "уничтожены" очередным, коварным и смертельным нападением противника.
     
    Миленин направился защищать Родину в загородный командный пункт. Тыловики постарались, стены были побелены, к ним нельзя было прислонятся. Пищеблок решили не использовать.   Подвоз провианта организовали со столовой в поселке. Самой большой проблемой стала вентиляция. 
    Пошли на компромисс. Противник ещё не обнаружил командный пункт, поэтому можно было держать открытыми входные двери. Сверху воздух вниз не опускался, зато теплый воздух уходил наверх.
     
    Сидевшие в зале офицеры на  картах определяли маршруты эвакуации,  отмечали зоны радиоактивного поражения, с учетом погоды и розы ветров, рассчитывали площадь территории, которая будет загрязнена радиацией. Всматриваясь, в вспотевшие лица майоров, капитанов лейтенантов, Миленин понимал, что с поставленной задачей они не справлялись, проверяющий, по всей  видимости, научить их не мог. Он сам не умел.
    Открыв конспект он гнусным голосом начал рассказывать об атомной аварии в США:
    АЭС "Тримайл Айленд" Эта авария произошла в США 28 марта 1979 г. Хотя ядерное топливо частично расплавилось, оно не прожгло корпус реактора радиоактивные вещества, в основном, остались внутри.
    По разным оценкам, радиоактивность благородных газов, выброшенных в атмосферу, составила от 2,5 до 13 миллионов кюри, однако выброс опасных нуклидов, таких как иод-131, был незначительным
    Территория станции, также, была загрязнена радиоактивной водой, вытекшей из первого контура. Было решено, что в эвакуации населения, проживавшего рядом со станцией нет необходимости, однако губернатор Пенсильвании посоветовал покинуть пятимильную (8 км) зону беременным женщинам и детям дошкольного возраста. Средняя эквивалентная доза радиации для людей живущих в 10-мильной (16 км) зоне составила 8 миллибэр и не превысила 100 миллибэр для любого из жителей[. Для сравнения, восемь миллибэр примерно соответствуют дозе, получаемой при флюорографии, а 100 миллибэр равны одной трети от средней дозы, получаемой жителем США за год за счёт фонового излучения.
    Было проведено тщательное расследование обстоятельств аварии.
    На всех атомных станциях США были составлены планы действий на случай аварии, предусматривающие быстрое оповещение жителей в 10-мильной зоне.
    Работы по устранению последствий аварии были начаты в августе 1979 года и  продолжаются до настоящего времени. Была проведена дезактивация территории станции, топливо было выгружено из реактора. Однако часть радиоактивной воды впиталась в бетон контейнмента и эту радиоактивность практически невозможно удалить. Эксплуатация другого реактора станции была возобновлена в текущем  году.
    Подобного, у нас, в СССР произойти не может. Только у них, милитаристов, которые используют все АЭС, для производства плутония может, и должно было произойти " ЧП ". Наши АЭС самые надежные в мире. Рядом с ними строятся города.
    Полковник, закончил короткую лекцию. Начал  на штабной карте выбирать точку, очередного ядерного удара. Его карандаш завис над картой.
    Миленин: товарищ полковник есть предложения внести коррективы в действия условного противника. Давайте передвинем точку вот на этот лесной массив.
     Полковник: я непротив. Это не изменит на ход наших учений.
    Миленин: В результате коварства противника наш командный пункт уничтожен. Оставшихся в живых ожидают на берегу озера, где готова уха и ряд других закусок.
    Полковник махнул рукой и направился на выход. По всей вероятности ему,  как и нам не хватало свежего воздуха.
    Миленин: телефонист связь есть. Если есть соедини с начальником, пора его оживить. Андрианович Инспекторская проверка прошла успешно. Учения закончились, сегодня 26 апреля 1985 года. Ты обещал, что первого мая я могу отбыть в очередной отпуск. Отлично жду на нашем месте, все готово, стол накрыт.
     
    Впереди был отпуск, ЮГ, Крым, Судак., лето…  

     
    Александр Наумов
    Категория: Как это было. Александр Наумов | Просмотров: 186 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: авария, Чернобыль, Александр Наумов, Наумов, ЧЗО, припять | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Октябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031
    Архив записей
    Облако меток
    Долг Чистое Небо припять ЧАЭС МСЧ-126 пожарники Чернобыль 26 апреля 1986 S.T.A.L.K.E.R. 2 ЧЗО 1986 Александр Посталовский пожар катастрофа авария мемуары сталкер Монолит сша россия Свобода Шрам зона стрелок реактор фильм ликвидаторы сталкеры АЭС поход Александр Наумов ссср Чернобыльская АЭС Зона отчуждения авария на ЧАЭС GSC Game World film.ua драма S.T.A.L.K.E.R. браконьеры украина Полигон радиация нелегалы нелегально в Припять Беларусь панорамы припяти ЗГРЛС Дуга атомная энергетика Чернобыльская Зона Отчуждения
    Последние комментарии
    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner

    RSS

    Блог Гадского Папы - 2017 - © 2018 Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Мини-чат
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте