Блог Гадского Папы
Ахтунг!
  • RSS-ленты

  • Новостная лента.

    Форумная лента.

    Файловая лента.

    Блог.


  • Поделись
    Поделись с другом
    Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    Навеянное книгами и играми серии Сталкер
    Чернобыльская Зона Отчуждения [341]
    О Припяти, про аварию на АЭС, про ликвидаторов аварии и про нелегалов сталкеров
    Интересное [145]
    Не только о Чернобыльской Зоне Отчуждения
    Юмор [6]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [29]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Зарево над Припятью [12]
    Дмитрию Биленкину - писателю и другу - посвящаю. (Владимир Губарев) Людям, кто не в теме, оброс толстой "урбанистической" кожей и не понимает жизни в маленьком городке, думает, что мир "вращается вокруг него" и "это было давно и неправда" - читать ... рекомендуется
    Игровой мир [30]
    На тему игры Сталкер и не только....
    Темы форума
  • Тёмное Братство – Проклятые Зоной (1)
  • С Днём Рождения (4)
  • Последний Сталкер (11)
  • Дневник сталкера (0)
  • Листая альбом.... (11)
  • Серии - Зона Отчуждения.... Потерянное Детство.... (0)
  • Бросок на Приштину. 20 лет (1)
  • 1985 год. Освобождение заложников (0)
  • Василий Кочетков. Солдат Русской Армии (0)
  • Текст из пяти магнитофонных кассет (11)
  • Надоела реклама на сайтах?... (1)
  • Регистрация (2)
  • Факты и пасхалки (2)
  • Был крик Топтунова: Мощность реактора растет с аварийной (0)
  • Скриншоты (13)
  • >
    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 93
    Контакты!
  • Связь с администрацией
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0





    Главная » 2019 » Май » 28 » Минсредмаш в Чернобыле. Саркофаг
    03:36
    Минсредмаш в Чернобыле. Саркофаг


    26 апреля 2011 года исполнилось 25 лет со дня крупнейшей в истории атомной энергетики техногенной катастрофы Чернобыльской АЭС.

    Катастрофа произошла на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС с полным разрушением реакторной установки и части строительных конструкций энергоблока.

    Столб горящих материалов и газов поднялся на высоту более километра. Радиоактивные газы и летучие радионуклиды были унесены в атмосферу. Ядерное топливо при взрыве активной зоны было рассеяно по помещениям 4-го энергоблока, частично выброшено на кровлю машинного зала и в окружающую среду.

    Вся территория ЧАЭС была загрязнена разбросанными фрагментами активной зоны, обломками твэлов, кусками графитовой кладки, радиоактивными элементами. Аварию дополнил возникший пожар на крыше машинного зала, который был потушен пожарными.

    Они ценой своей жизни спасли станцию, а правильно сказать — человечество. Потому что, если бы огонь добрался до других реакторов, последствия были бы еще более катастрофическими.

    Мощность дозы вокруг разрушенного энергоблока достигала 2000 р/ч, и разрушенный блок представлял собой недоступный источник радиоактивного излучения и аэрозольного загрязнения, так как «дышал» тысячами рентген.



    С этого дня начался новый отсчет времени в нашей стране — время до аварии на Чернобыльской АЭС и время после аварии. Всю страну, весь Советский Союз, затронула эта глобальная катастрофа, и все старались помочь справиться с этой бедой. К ликвидации последствий аварии был привлечен весь научный и технический потенциал страны.

    Для изучения причин аварии и осуществления необходимых мероприятий, связанных с ликвидацией её последствий, в тот же день, 26 апреля, была организована Правительственная комиссия во главе с председателем Совмина СССР Н. И. Рыжковым.

    Побывав на ЧАЭС, члены Правительственной комиссии убедились, что 4-й блок не подлежит восстановлению. Чтобы предотвратить выход радионуклидов в окружающую среду, уменьшить воздействие проникающей радиации, было принято решение о долговременной консервации разрушенного блока. К ликвидации последствий аварии был привлечен весь научный и технический потенциал страны.

    Предстояло решить огромное число вопросов: эвакуация населения, размещение участников ликвидации аварии в безопасных зонах, пылеподавление на всей зараженной территории, дезактивация участков и помещений для размещения строительных организаций, и подход к 4-му энергоблоку, который продолжал извергать огромное количество радиоактивных продуктов и главное — закрыть 4-й энергоблок. Кроме того, были остановлены действующие 1-й, 2-й и 3-й энергоблоки. Это же огромные потери для всей энергетической системы страны.



    Конечно Минэнерго СССР, которое построило и эксплуатировало эту станцию, не могло одно справиться со всеми этими задачами, и к середине мая 1986 года не было сделано практически никаких действий в плане консервации 4-го блока. Поэтому 15 мая Правительство СССР поручило Минсредмашу СССР выполнение работ, связанных с консервацией 4-го энергоблока ЧАЭС и относящихся к нему сооружений, а также захоронение радиоактивных отходов.

    Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 5 июня 1986 года Министерство среднего машиностроения СССР было назначено генподрядчиком по осуществлению работ, связанных с захоронением 4-го энергоблока ЧАЭС. Генпроектировщиком был назначен Всесоюзный научно-исследовательский и проектный институт энергетической технологии (ВНИПИЭТ), входящий в состав Минсредмаша СССР. Научное руководство по осуществлению консервации 4-го энергоблока ЧАЭС было возложено на Институт атомной энергии им. И.В. Курчатова.

    В первые дни после аварии сотни сотрудников Минсредмаша СССР обратились с просьбой направить их в Чернобыль. Среди подавших заявления были люди разных возрастов и профессий, но всех их объединяло одно — высокий патриотический почин и желание отдать свой опыт, знания выполнению задач по ликвидации последствий аварии. Все восхищались мужеством и героизмом пожарных, которые показали пример верности своему долгу.

    Прекрасно сознавая всю степень опасности и трудности работы, все, подавшие свои заявления, считали своим прямым долгом приложить профессиональные навыки и мастерство, отдать все силы, не жалея здоровья, для скорейшего выполнения порученного дела. Никто не считал этот труд героическим — обычная работа только в необычных условиях.

    Кто же такие эти люди, которые считали своим правом и даже необходимостью быть в первых рядах при ликвидации последствий аварии на ЧАЭС, даже еще не представляя ее масштабов? Почему посчитали своим долгом оставить все свои важные государственные дела, которыми занималось это ведущее министерство в нашей стране, и отправиться в Чернобыль?

    Да очень просто! Потому что в Министерстве среднего машиностроения СССР, в настоящее время Госкорпорация «Росатом», работали люди высокой профессиональной подготовленности, построившие первые атомные станции сначала в Обнинске в 1954 году, потом в Сосновом Бору в 1974 году.

    Атомные ледоколы, атомные подводные лодки — все это дело рук средмашевцев. Только нашими силами можно было справиться с такой сложной задачей, как проектирование и возведение «Укрытия» в высоких радиационных полях. Это могли сделать только люди Е.П.Славского — трижды Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и трех Государственных премий, кавалера 10 орденов Ленина, почетного жителя городов Красноярска-26 (ныне Железногорск) и Шевченко (ныне Актау). Поэтому и было принято решение проектирование «Укрытия» и захоронение 4-го энергоблока передать Минсредмашу СССР.

    В Чернобыль немедленно вылетел министр Средмаша Е.П. Славский и другие руководители министерства. Ефим Павлович приехав на ЧАЭС, прошел весь машзал до «развала» и оценив обстановку сказал коротко: «Будем работать».



    В кратчайшие сроки в министерстве были разработаны и подписаны документы по созданию Штаба, координирующего все работы на ЧАЭС, во главе с заместителем министра А. Н. Усановым. Его заместителем назначен И.А. Беляев, а в состав Штаба вошли: Ю. П. Аверьянов, Л. В. Забияка, В. И. Рудаков, Л. И. Саруль, А. П. Игнашин, П. С. Сидоров, А. П. Гаврилов, Г. И. Дряпак — все руководители и заместители руководителей Главных управлений министерства. В течение одних суток к 17 мая была разработана структура вновь созданного Управления строительства (УС-605) и подобран руководящий состав стройки.

    Разработаны и выпущены регламентирующие материалы о подборе и направлении специалистов и рабочих. Через неделю после Постановления Правительства, руководящий состав УС-605 выехал в Чернобыль и приступил к выполнению задания.

    Была разработана и утверждена министром Е.П. Славским структура УС-605, представлены для назначения руководящие работники создаваемого Управления строительства. 21 мая первая смена вылетела в Чернобыль. Было решено работы проводить вахтовым способом. На каждую должность был установлен резерв не менее трех человек, которые могли заменить руководителя, если возникнет такая необходимость. Комплектование УС-605 было произведено за счет лучших людей, имеющих большой опыт работы на стройках министерства. Чтобы понять уровень руководства УС-605, приведу состав руководителей управления трех вахтовых смен 1986 года:

    Первым начальником строительства был назначен генерал-майор Е. В. Рыгалов — начальник УС-604 в Красноярске. Евгений Васильевич опытный руководитель, имел большой опыт работы на строительстве объектов, главным инженером — В. Т. Шеянов — главный инженер Северного управления строительства с Ленинградской атомной станции. Начальником УС-605 второй вахтовой смены с 16 июля по 15 сентября 1986 года был назначен Г. Д. Лыков — начальник УС «Сибакадемстрой», главным инженером — Ю. А. Ус — начальник Обнинского УС.

    Начальником третьей вахтовой смены с 16 сентября по 2 декабря 1986 года — И. А. Дудоров — гл. инженер Димитровградского УС, главным инженером — Л. Л. Бочаров — заместитель главного инженера 9-го ГУ Минсредмаша, первым заместителем начальника УС-605 — О. М. Сафьянов — зам. начальника Северного УС.

    Это был особо важный объект! Только лучшие из лучших, самые высококвалифицированные специалисты Минсредмаша СССР направлялись на работу в Чернобыль. Только так, подхода другого не было и не могло быть. Дело должно быть выполнено в кратчайший срок и с наименьшими потерями.

    При комплектовании кадрами УС-605 не было ни одного случая отказа или задержки с прибытием на место как руководящих работников, так и рабочих. А на месте выполнения работ в Чернобыле не было отказов от выполнения заданий, что свидетельствует о высочайшей дисциплине и ответственности наших специалистов.

    Задача быстрейшей ликвидации последствий аварии на ЧАЭС по своим масштабам, сложности, ответственности за судьбы огромного количества людей, экономике и даже влиянию на международный политический климат не имела аналогов ни в отечественной, ни в мировой инженерной практике.

    При разработке проекта по захоронению реактора возникали сложнейшие проблемы, к числу которых следует отнести такие: оценка степени повреждения строительных конструкций 4-го энергоблока с целью дальнейшего их использования при возведении «Укрытия», необходимо было разработать предельно укрупненные конструкции, допускающие дистанционный монтаж, не требующий присутствия людей в зоне монтажа, выбор методов работы, позволяющих предельно сократить сроки строительства, обеспечить полную механизацию выполняемых работ с минимальным количеством присутствующих людей в зоне строительства.

    Особая сложность проектирования и строительства «Укрытия» заключалась в том, что каких либо аналогов и технических решений по захоронению таких объектов в отечественной и мировой практике не было.

    Перед учеными, проектировщиками, конструкторами остро встал вопрос, каким образом одновременно с оперативными аварийными мерами, принимаемыми по локализации источника выброса из аварийного блока, разработать методы постоянной защиты окружающей среды от ионизирующего излучения.

    Ясно было одно, что все «развалы» и «завалы» должны быть укрыты или бетоном, или грунтом, или выполнены какие-либо экраны из тяжелых материалов, исключающих влияние излучения из аварийного блока. Серьезным оставался вопрос, как при «закрытом» аварийном блоке создать системы контроля поведения активной массы реактора и при необходимости воздействовать на его возможное развитие.

    Проектировщики ВНИПИЭТа под руководством главного инженера института и автора проекта В.А. Курносова проработали 18 вариантов проекта. В частности, устройство единого засыпного холма из щебня, бетона, металлических полых шаров, устройство арочного покрытия пролетом 230 м, устройство накатных сводов и куполов над реакторным залом пролетом до 100 м, устройство консольной надвижной кровли над машинным залом пролетом до 60 м и т.п. Все перечисленные варианты в соответствии с технико-экономическими расчетами требовали значительного расхода строительных материалов, а главное — трудозатрат и длительного до 1,5-2 лет времени на их возведение, что не отвечало основным требованиям скорейшей ликвидации последствий аварии.

    Окончательный вариант, реализованный в дальнейшем, позволил предельно сократить сроки строительства и обеспечить необходимую надежность и безопасность вновь возведенного объекта «Укрытие». Основная идея этого варианта заключалась в том, что для возведения «Укрытия» в качестве опор под вновь возводимые несущие конструкции были использованы сохранившиеся и полуразрушенные конструкции энергоблока.



    В чем же заключались основные решения, предложенные проектным институтом для решения этой сверхсложной проблемы? В целях снижения радиации и создания благоприятных условий для работы строителям и монтажникам проектом предусмотрен принцип поэтапного наступления на аварийный энергоблок от его периферии к центру. Была разработана такая последовательность выполнения работ, которая позволила проводить последующие операции под радиационной защитой ранее возведенных конструкций.

    Последовательно бетонировали территорию промплощадки слоем до 500 мм, возводили защитные стены высотой 6-8 метров по всему наружному периметру аварийного энергоблока. Защитные стены выполняли следующим образом. В стороне на специальные железнодорожные платформы монтировали металлические блоки с опалубкой, образующие несущий каркас защитных стен, и защищенной техникой — бульдозерами платформы толкали в зону установки, а затем дистанционно с помощью заранее уложенных на платформу бетоноводов их бетонировали.

    Таким образом, решалась проблема подхода к зданию людей и механизмов. И хотя общая радиационная обстановка за защитными стенами была сложной, отдельные операции вблизи завалов с учетом дозовых нагрузок выполняли люди и защищенная техника.

    В результате проектных и технических проработок была принята объемно-пространственная структура объекта «Укрытия», образованная рядом каскадно-поднимающихся блоков, размеры и очертания которых определялись конструктивными особенностями элементов ограждающих конструкций, предназначенных для герметизации 4-го энергоблока. Между 3-м и 4-м энергоблоками выполнена бетонная разделительная стена высотой до уровня кровли. Между 2-м и 3-м блоком сооружена металлическая разделительная стена, позволившая подготовить и вновь запустить в работу уже осенью 1986 года первые два блока.

    Северная защитная стена со стороны основного «завала» выполнена из бетона в виде 4-х уступов высотой до 12 метров. Наружная опалубка уступов выполнена из металлических щитов длиной до 54 метров и высотой 12 метров и массой каждой монтажной единицы более 100 тонн.

    Западная сторона энергоблока закрыта защитной бетонной стеной толщиной в один метр, высотой 45 метров. Металлический несущий каркас стены монтировали контрфорсами-блоками размером 6×45 метров, а массой по 92 тонны.



    Но это были еще не самые большие и тяжелые конструкции, которые устанавливали при монтаже «Укрытия» в условиях высоких радиационных полей. Для создания покрытия над центральным залом и с южной стороны энергоблока (деаэраторной этажеркой) необходимо было найти опоры для новых несущих конструкций. Причем расстояние между опорами не должно превышать предельных размеров, обеспечивающих монтаж строительным краном. После тщательных исследований сохранившихся конструкций были найдены оптимальные решения. Но для этого приходилось проектировщикам, монтажникам и инженерам, в числе которых были майор Л. И. Горб, главный инженер третьей вахтовой смены Л. Л. Бочаров и многим другим неоднократно подниматься в защищенной кабине («Батискафе»), которую цепляли к стреле крана, что на стройках категорически запрещалось, и осматривать место опоры, несмотря на высокие радиационные поля в месте монтажа.

    Опорами были приняты: по западной стороне аварийного блока — сохранившаяся монолитная стена. Для надежности опоры стена была усилена металлическим корсетом с последующим заполнением бетоном внутреннего пространства; по северной стороне энергоблока — вновь возводимая каскадная стена; по восточной стороне — две сохранившиеся монолитные выхлопные шахты; со стороны деаэраторной этажерки — вновь проектируемая металлическая балка «Мамонт» длиной 70 метров, высотой 6 метров, шириной 2,4 м, массой вместе с траверсой 180 тонн.

    Для ее установки с огромным трудом были изготовлены две опоры, в основании которых был завал из обломков строительных конструкций высотой до 6 метров. Основания под опоры были надежно закреплены бетоном и другими материалами, а для обеспечения надежности опор они были испытаны в соответствии со специально разработанной программой.

    Монтажные работы велись с трех сторон немецкими кранами фирмы «Демаг» грузоподъемностью на основной стреле 600 тонн и вспомогательной при вылете 78 метров — 112 тонн. Как отмечал автор проекта В. А. Курносов: «Если бы не было этих кранов, я не знаю, как бы мы справились с этой задачей, даже думать не хочу».

    Эти краны поступили на ЧАЭС в разобранном виде и в отсутствие немецких специалистов наши монтажники из треста «Спецмонтажмеханизация» под руководством начальника треста В.А. Ковальчука, и специалистов Л.М. Королева, Л.Л. Кривошеина, О.П. Ионова, П.В. Калинина, В.Д. Мучника, А.Л. Лаврецкого и многих других смогли в сроки значительно более короткие, собрать эти краны и запустить их в работу, несмотря на то, что ранее эти краны у них не находились в эксплуатации. Разобрались не только в механике, но и в электронике.

    И конечно самое сложное при монтаже «Укрытия» — дистанционный монтаж металлоконструкций, который проводился под руководством ведущих специалистов Минсредмаша в исключительно сложной радиационной обстановке. Это стало возможным благодаря внедрению специалистами НИКИМТа под руководством В.П. Иванова телевизионного и радиоуправления ходом производства строительно-монтажных работ.

    Для перекрытия центрального зала была разработана и изготовлена металлическая конструкция, которая состояла из двух балок. Каждая балка длиной 40 метров, высотой 3,4 метра и массой 65 тонн, связанных в единый пространственный блок общим весом 165 тонн. Монтаж этой балки над центральным залом полон драматизма, так как в один из самых ответственных моментов, когда уже оставалось не более двух метров до окончательной установки этой грандиозной по своим габаритам конструкции под названием «Самолет» произошел разрыв троса лебедки крана, и вся эта конструкция могла рухнуть в «развал» реактора, что могло привести совершенно к непредсказуемым последствиям.

    Хладнокровие и профессионализм руководителей монтажа и высококлассных специалистов А.Н. Усанова, В.И. Рудакова, В.С. Андрианова, Н.К. Страшевского, Л.Л. Кривошеина, О.П. Ионова, и многих других, участвующих в монтаже, предотвратили трагедию. На третьи сутки 23 сентября 1986 года балка «Самолет» была установлена в монтажное положение. Это был один из самых ответственных и драматических моментов при возведении «Укрытия».

    Трое суток участники монтажа этой балки не уходили с площадки. Вот что сказал в одном интервью в 1996 году генеральный директор ВНИПИЭТа, автор проекта «Укрытие» В.А. Курносов: «Когда кран „Демаг“ поднял блок балок Б-2 („Самолет“) и установил его сверху, я стоял и плакал. Мы затыкали, наконец, этот проклятый радиоактивный вулкан!»

    Уже к 1 октября 1986 года на эту балку были установлены 27 металлических труб перекрытия диаметром 1220 мм и длиной 36 метров. Теперь можно было доложить МАГАТЭ и всему международному сообществу, что взорвавшийся реактор 4-го блока изолирован от окружающей среды и всякие фотографии с космических спутников только подтвердят это.



    Для выполнения работ требовались не только высококвалифицированные специалисты-монтажники, строители, но огромное число водителей, операторов бетононасосов, механиков и т.д. Министерством обороны СССР были призваны на шестимесячные курсы резервисты, переданные в военностроительные части Минсредмаша. На территории Иванкова и Чернобыля были развернуты два военно-строительных полка, а в Тетереве — военно-строительный отряд, которые обеспечивали рабочей силой строительную площадку.

    Во вторую и третью смены потребовалось большое количество водителей. Особенно для большегрузных машин, машин по доставке бетона — «миксеров». Особая забота была по обеспечению строительства операторами-машинистами бетононасосов.

    Учитывая сложившуюся ситуацию в Чернобыле, создали ускоренные учебные курсы подготовки водителей на бетоносмесительные машины и машинистов-операторов бетононасосов. Надо сказать, что водители, операторы бетононасосов, механизаторы составляли во второй и третьей сменах одну треть численности работающих. Они были настоящими героями! В тяжелейших радиационно-опасных условиях они укладывали до 6000 кубометров бетона в сутки. Именно герои, и им памятник надо поставить рядом с «Укрытием».

    Как правило, специалисты из всех организаций Минсредмаша по заданию штаба министерства вылетали немедленно, без каких-либо проволочек. Все дела откладывались, ради решения чернобыльских проблем. Графики замещения специалистов в Чернобыле утверждались или Е.П.Славским или А.Н. Усановым и выполнялись беспрекословно.

    В первую смену, которая длилась с 20 мая по 15 июля 1986 года, количество рабочих и ИТР, занятых на работе в Чернобыле от Минсредмаша, составило 5076 человек при машинном парке 988 единиц. Во вторую смену, с 16 июля по 15 сентября, — 9347 человек, при машинном парке 1400 единиц.

    В третью заключительную смену с 16 сентября по 2 декабря, работало порядка 11 тысяч человек при количестве машин и механизмов 1400 единиц. Всего от Минсредмаша в работах по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в период с 1986 по 1989 годы участвовало более пятидесяти тысяч человек, в том числе более пятнадцати тысяч военных строителей. И все они были специалисты самого высокого уровня.

    Оперативность в организации работ в Чернобыле Минсредмашем, как и все последующие действия, поражают воображение любого человека, и еще долго будут удивлять. Как можно было в условиях высокой радиационной обстановки, где и подступиться-то к пораженному взрывом реактору из-за тысяч рентген было невозможно, менее чем за полгода совершить невероятное — закрыть 4-й энергоблок Чернобыльской АЭС. И закрыть так, что уже 30 ноября 1986 года, как когда-то советские воины в Берлине оставляли свои подписи на стенах поверженного Рейхстага, так и в этот день строители, монтажники, да и все участники этой грандиозной по своей значимости работы оставляли свои автографы на стенах сооруженного «Укрытия», надежно закрывшего опасный реактор.

    Строительство объекта «Укрытие», несмотря на сложную радиационную обстановку, позволило решить все главные задачи по надежной консервации разрушенного блока в предельно короткий срок — 5,5 месяцев. Это явилось уникальной инженерной работой, практически был первый опыт ликвидации последствий крупной аварии на АЭС, не имеющей аналогов в мировой практике, потребовавший смелых неординарных научных и проектных решений, инженерного риска, слаженной работы всех организаций, качественного и незамедлительного исполнения. 30 ноября 1986 года объект «Укрытие» был принят Государственной комиссией и передан ЧАЭС для долговременного обслуживания.

    Взрыв в Чернобыле — это трагедия, от которой содрогнулся мир, которую забыть невозможно. Да и забывать нельзя. Она отняла жизнь и здоровье у тысяч людей, искалечила их судьбы, нанесла непоправимый ущерб природе. И в то же время она высветила истинную сущность людей. Их способность сплотиться перед лицом беды, их жертвенность и готовность к подвигу

    При сооружении «Укрытия» в самом центре главных событий всегда находились заместитель министра А.Н. Усанов, главный инженер ВНИПИЭТа В.А. Курносов, начальники главков В.И. Рудаков, К.Н. Москвин, Ю.М.Савинов, руководители строительных трестов и многие ведущие специалисты Минсредмаша. Они взяли на себя самые ответственные решения с начала и до окончания работ. Провели в Чернобыле все три смены, выезжая только на короткий срок в Москву. Когда шла речь об их замене, особенно о Рудакове, то Владимир Иванович сказал: «Здесь я знаю обстановку на каждый день и час, могу вовремя принять нужное решение, а что мне делать в Москве? Умру, но начатое дело не брошу».

    Рядом с ним в Чернобыле были только те, кого он знал по работе, кому доверял и верил. В Москву он приезжал только на три-четыре дня. Давал указания сотрудникам своего главка и снова возвращался назад. Он отдал всего себя Чернобылю, фактически сжег себя. Его не стало 22 января 1988 года в возрасте 58 лет. Также вскоре не стало А.Н. Усанова и В.А. Курносова.

    Беспредельно преданными делу были начальники главков Ю.М. Савинов и К.Н. Москвин, директор НИКИМТа Ю.Ф. Юрченко, зам. главного инженера «Оргстройпроекта» В.П. Барабаш, главный инженер треста «Энергоспецмонтаж» В.C. Андрианов, начальник треста «Спецмонтажмеханизация» К.Н. Кондырев, главный инженер 11 ГУ Л.В. Забияка, начальник УС-604 из Красноярска Е.В. Рыгалов, начальник УС «Сибакадемстрой» Г.Д. Лыков, зам. начальника строительства Игналинской АЭС Г.М. Середа, начальник СМУ управления «Химстрой» К.С. Тадыков, начальники трестов «Спецхиммонтаж» Э.В. Жунда и «Промэлектромонтаж» С.А. Дмитроченков.

    Смелые, хладнокровные, мужественные они умели нести ответственность за порученное дело и идти на оправданный риск. Ценой собственной жизни они сделали все, чтобы закрыть разбушевавшийся реактор. Все работы в Чернобыле проводились при непосредственном руководстве Правительственной комиссии по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В работе комиссии от Минсредмаша участвовали первый зам. министра А.Г. Мешков, зам. министра Л.Д. Рябев, начальник хозяйственного управления министерства И.А. Беляев, генеральный директор НИКИМТа Ю.Ф. Юрченко.



    Минсредмаш под непосредственным руководством своего легендарного министра Е.П.Славского выполнил задачу, поставленную перед ним Правительством, потому что были командированы наши лучшие специалисты. Благодаря слаженной работе и благодаря централизованному управлению с остальными министерствами Минсредмаш смог решить эту задачу. 30 ноября чернобыльцы Минсредмаша встречаются ежегодно, вспоминая все, что связано со строительством этого навечно укрывшего 4-й энергоблок «Укрытия». Вспоминают своих друзей, вспоминают всех, кто отдал свое здоровье, свою жизнь ради выполнения этой задачи.

    Многие участники ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС Минсредмаша были награждены орденами и медалями. Заместитель министра А.Н. Усанов, начальник УС «Сибакадемстрой» Г.Д. Лыков и машинист-оператор бетононасосов механик с Игналинской АЭС В.И. Завидий получили высшую награду страны — звание Героя Социалистического Труда.

    Учитывая пережитое, хочется надеяться, что подобное больше никогда не повторится. Напряжение было беспредельным. Но мы справились. А по-другому в нашем министерстве и не могло быть. Мы были все вместе — от министра до рабочего. И нас объединяла одна цель — победить в этой схватке с неизвестностью, которую мы все вместе преодолели. Победили, потому что здесь работали лучшие кадры страны.

    Громкие слова в адрес ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС — это не дань моде, а знак глубокого уважения к людям, которые, работая в экстремальных условиях по сооружению «Укрытия», действительно стали Героями. Не сомневаюсь, что совершенный ими подвиг в сердцах потомков будет бессмертен.

    Сейчас, вспоминая те времена, можно с уверенностью сказать, что в тяжелейших условиях работы на ЧАЭС ликвидаторы прошли серьезную школу испытаний на прочность и мужество, и они ее выдержали. Таким были все участники ликвидации катастрофы на ЧАЭС, и очень жаль, что таких людей становится с каждым днем все меньше и меньше.

    К 25-летию катастрофы на ЧАЭС мною подготовлена книга «Схватка с неизвестностью», которая написана с использованием воспоминаний чернобыльцев. Эти воспоминания подобраны таким образом, чтобы у читателя сложилась ясная картина, как проходило сооружение уникального объекта «Укрытие» в условиях огромных радиационных полей, где совершенно невозможно было находиться человеку и как с этим справились наши специалисты.

    Воспоминания написаны людьми, которые были не просто свидетелями, очевидцами тяжкого испытания, они были непосредственными участниками ликвидации катастрофы, первопроходцами в опасной зоне. Эти воспоминания дают возможность более полно представить трагедию тех дней, мужество и героизм наших людей по долгу, по зову совести причастных к ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС.

    Всемирно известный писатель Ю.В.Бондарев — участник Сталинградской битвы, Герой Социалистического Труда, лауреат многочисленных премий, прочитав книгу, написал отзыв, в котором, в том числе сказано:

    «В истории человечества это новый род войны с неизвестным, неведомым врагом, но не менее коварным и вероломным. Как старый солдат- сталинградец в год юбилея низко склоняю голову перед всеми бойцами-чернобыльцами, перед живыми и мертвыми, всеми, кто бесстрашно смотрел в глаза невидимому врагу и отдал единственную жизнь, чтобы остановить его, не пустить „гулять“ по народным нивам, не ведающим о беде»

    Автор - Елена Козлова, ветеран атомной отрасли, участник ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986-1987 годах, кандидат технических наук, член Союза писателей России.

    Источник - veteranrosatom.ru
    Категория: Чернобыльская Зона Отчуждения | Просмотров: 102 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: саркофаг, минсредмаш СССР, ЧАЭС, Укрытие | Рейтинг: 0.0/0

    Похожие материалы
    Всего комментариев: 1
    avatar
    0
    1
    Адов труд. Гигантская работа, аналогов на то время не было.
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Май 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031
    Архив записей
    Облако меток
    ЧАЭС (154)
    ЧЗО (116)
    сша (19)
    1986 (15)
    Stalker (10)
    АЭС (10)
    Последние комментарии
    Ещё фотки. Красота. Полякам видимо можно подобное?...

    Журналист, в польском интернет-магазине порнушный ...

    Хозяин Зоны Отчуждения. Берегись, нелегалы. ...



    Да ни кто из оравших на эти фото не пискнет даже.

    Что-то раньше ни кто не рычал на подобные фото... ...

    Вот ещё фото из Инстаграма... Где откровенности?.....


    Не успел написать, а Русская Служба БиБиСи уже тут...

    Идиот в шортиках. :)

    Журналист, зачем стебаться над общественностью? :)...


    Девушка красиво возбудила общественность. Не одна ...

    И что за чудак в шортах решил в Зону идти? Там ком...

    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner

    RSS

    Реклама

    Сделай свой блог или форум

    Cвой блог или форум

    Яндекс-ИКС
    Top.Mail.Ru Блог Гадского Папы - 2017 - © 2019 Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Мини-чат
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте