Блог Гадского Папы
Помощь
  • Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    ЧЗО [68]
    Интересное [33]
    Юмор [1]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [8]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Статистика публикаций
    Комментарии: 39
    Форум: 5/30
    Фото: 301
    Блог: 126
    Новости: 3
    Загружено: 13
    Публикаций: 5
    Видео: 43
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Реклама
  • Продаётся домен MONOLIT.XYZ


  • Рейтинг@Mail.ru
    Яндекс.Метрика




    Button automatically alert search engines 31x31
    Главная » 2017 » Сентябрь » 3 » Нелегальный поход в Припять (Продолжение)
    13:22
    Нелегальный поход в Припять (Продолжение)
    Среди сосен в метрах десяти от меня я увидел большую красивую лису. Заметив меня она неспешно и как-то нагловато-спокойно потрусила в сторону, скрывшись в кустах. В реке я набрал воды в двухлитровую бутылку и капнул туда йода, чтобы продезинфицировать. Позже я эту воду кипятил и пил.

    Высохнув, я оделся, натянул рюкзак и направился в сторону ЛЭП. Дойдя туда, я побрел под проводами по звериной тропе вытоптанной в траве. Дорога все не появлялась, а вокруг тропы начали вырастать мелкие деревья и кустарники. Чем дальше, тем труднее было идти. Земля становилась мокрой и мягкой, а ветки кустов уже приходилось раздвигать перед собой палкой. На тропе были видны следы какого-то копытного животного, а вскоре я наткнулся на двух косуль за кустами в метрах пяти от меня. Одна косуля была большая, а другая маленькая. Они сначала отбежали немного по соседней тропе, потом остановились, рассматривая меня. Как только я потянулся за фотоаппаратом, большая косуля развернулась и ускакала в кусты, за ней последовала маленькая. Я продолжил пробираться через заросли.

    На карте эта местность была обозначена как болотистая. Когда на тропе начали появляться лужи, я решил уйти из-под ЛЭП в лес справа. Позже я понял, что это было не совсем правильное решение. Пройти в лес оказалось не просто. Сначала я пробрался через практически непролазные кусты, потто какие-то поваленные деревья, снова кусты и в результате наткнулся на кабана в метрах пяти от меня. С кабанами я уже встречался в крымских горах. Тогда они вели себя одинаково, а именно увидев человека, со всех ног убегали. Этот кабан к счастью не был особенным и сделал все точно так же, как и его крымские собратья.

    Деревья в этом мерзком лиственном лесу были высокими с плотно сомкнутыми кронами. Поэтому свет через них проходил слабо. Я двинулся на север, как я предполагал параллельно ЛЭП, но постепенно начал углу******лся в лес. Сначала идти было относительно легко, легче, чем по тропе, хотя и приходилось переходить упавшие деревья. Вскоре появилась какая-то трава и крапива. Постепенно крапива начала расти и в конце-конов доросла мне до груди. Из-за нее не было видно земли, поэтому я постоянно цеплялся за всякие коряги. Справа между стволами деревьев светился кусок неба, и я направился в ту сторону, поскольку хотел поскорее выбраться с леса. Не буду рассказывать, какое удовольствие я получил, прогуливаясь, через заросли крапивы, скажу только, что на выходе с леса высота этого паскудного растения превышала мой рост.

    Увидев, куда я вышел, у меня появилось ощущение, что я попал в рай. Передо мной в лучах заходящего солнца раскинулся просторный луг с островками березок на нем. Подойдя к одному из таких островков, я решил там заночевать.

    Под березами, в отличие от всего остального луга, росла невысокая самая обычная трава. Погода была просто чудесная, ветра не было, небо чистое. Видя все это, душа радовалась. Но в мире не бывает ничего идеального, везде имеется какой-то недостаток. У этого места тоже был наверно единственный громадный недостаток – комары. Поскольку местность вокруг болотистая, комаров здесь было очень много. Сходу намазавшись лосьоном, я покушал, выпил чаю и до самой темноты жег кору и зеленые листья, чтобы дымом отогнать комаров. Перед сном я еще раз намазался лосьоном, лег на мягкую траву, закутался с головой в КТП и уснул. Ночью я раза два просыпался, поскольку некоторых неудобств доставляло намокание КТП с внутренней стороны, в результате конденсации влаги при дыхании.
    28 июля (вторник). День третий в Зоне.

    Проснувшись на рассвете, я сделал разминку, покушал, выпил чаю с медом, собрался и двинулся по лугу в северном направлении. Слева от меня был Мерзкий Лес, а впереди виднелась полоса березок. Трава на лугу была в утренней росе, поэтому у меня очень быстро промокли штаны до колен. Добредя до березок, я увидел, что там была неширокая канава со стоячей водой. Немного справа обнаружилась, упавшая поперек канавы, толстая береза. По ней я и перебрался на другую сторону. Дальше пробираясь через негусторастущие камыши случилось следующее. Видя, как моя нога опускается в мокрую грязь, я как обычно ожидал ее погружение на глубину примерно 1 см. На этот же раз нога не столкнулась ни с чем твердым вплоть до погружения на глубину чуть выше колена. К сожалению, мне пришлось втаскаться туда еще и второй ногой, чтобы сохранить равновесие и не упасть в эту вонючую жижу всем телом. Выбравшись с ямы, я побрел в обход этого места. Ноги были в мокрой грязи, а в правом берце чавкала вода (левый тоже промок, но не сильно). Угадайте с трех раз, что открылось моему взору, когда я вышел с камышей. Правильно, большое болото, уходящее далеко вправо. Мне не оставалось ничего другого, как повернуть влево и вернутся в Мерзкий Лес.

    Как я заметил, подходя ближе, лес поднимался вверх, а это означало, что скорей всего, болота там нет. Действительно в лесу было сухо, а пройдя еще немного вглубь, лиственный лес превратился в хвойный сосновый. А когда я вышел на просеку со следами дороги, радости моей не было предела. Эта дорога шла не строго на север, как мне было нужно, а немного на северо-восток, но я решил идти до конца и не сворачивать. Через метров 500 просека кончилась и слева обнаружилась песчаная вспаханная противопожарная полоса. Эта полоса продолжала идти в направлении на северо-восток, но как я видел на карте, примерно через 3 км поворачивала на северо-запад и выходила прямо к селу Корогод.

    Я развязал шнурки на берцах и вытащил мокрые штанины наружу. В таком виде я и продолжил свой путь по песчаной полосе. Берцы немного болтались на ногах, но зато хорошо вентилировались и быстро сохли. На песке часто встречались следы копытных животных. Слева росли низкие молодые сосны, а справа была полоса высоких деревьев.

    На подходе к Корогоду, я увидел свежие следы похожие на медвежьи, которые проходили через полосу поперек. На песке четко отображалась большая пятерня с когтями. Позже жалел, что не сфотографировал, но в тот момент у меня были немного другие мысли. Эти мысли можно сформулировать примерно такой фразой: «Надо поскорее сваливать отсюда!!!».

    Вскоре я подошел к селу и увидел дорогу, соединяющую Корогод и Чернобыль. Я зашел в крайнюю, стоящую возле дороги хату и в течении непродолжительного времени обследовал ее. Хата была в довольно-таки приличном состоянии, многие окна были целы, доски с пола были сорваны только в одной комнате, а посреди второй, стоял хорошо-сохранившийся диван. Здесь я нашел новогоднюю открытку, в которой жителей этого дома поздравляли с новым 1986 годом и желали крепкого здоровья и всего самого лучшего в этом году.

    За время моего нахождения в хате я видел в окно, как по дороге проехали парочка легковушек и один грузовик. Выйдя с хаты, я между деревьев направился к дороге, где некоторое время сидел прислушиваясь. Не услышав звуков приближающегося автомобиля, я перешел дорогу. С противоположной стороны было поле, через которое в северо-западном направлении проходила ЛЭП 35кВ. На северо-востоке над лесом виднелись Антенны ранее секретного объекта Чернобыль-2. Дальше я двинулся под ЛЭП.

    Меня всю дорогу немного смущала вышка со смотровой будочкой, стоящая слева. Было такое ощущение, что оттуда за мной кто-то наблюдает. Но подумав логически, я пришел к выводу, что глупо садить туда человек и платить ему деньги, за то, чтобы он охранял некому ненужное поле.

    Перейдя поле, я оказался в лесу. Здесь ЛЭП поворачивала на север, а немного левее оказалась грунтовая дорога, ведущая в том же направлении. Но я по ней не пошел, а начал идти вправо под лесом, пока не нашел старую давно неиспользуемую дорогу, ведущую на северо-восток. Я направился по ней, поскольку хотел немного ближе подойти к Антеннам. Вскоре дорога незаметно превратилась в тропу. Пройдя по ней километра 2, я вышел на открытое пространство, где хорошо были видны Антенны. Если верить карте, они находились примерно в 3-х км от меня. Местность, где я находился, была довольно-таки странная. Здесь на огромном пространстве валялись давно срезанные сосны, а с земли торчали пеньки, высотой до 3х-4х метров.

    Времени, на то чтобы подходить ближе и обследовать территорию, у меня не было. Я и так отставал от запланированного графика больше чем на пол дня. Поэтому решил отложить посещение этого весьма интересного места на следующий раз. Сфотографировав Антенны, я направился по найденной тропе на запад и через 1.5-2 км вышел на дорогу под ЛЭП. Дальше я двигался по этой дороге километра 3, пока не закончился лес.

    Кстати на протяжении почти всей дороги на песке были видны следы, похожие на следы волка или крупной собаки, а также время от времени встречались следы копытных животных.

    Выбравшись с леса, я увидел заросшие травой холмы. По этим холмам был разбросан всякий металлический хлам и стояли треугольные знаки, предупреждающие о радиационной опасности.

    Между холмов я обнаружил красивое озеро, которое окаймляла неширокая полоса камыша. В некоторых местах камыша не было и можно было подойти прямо к воде. Вода была чистая и прозрачная, а на дне плавал малек и лежали пиявки. Насколько я знаю, пиявки живут только в хорошей воде. Я посмотрел на показания радиометра, радиационный фон был в норме. Поскольку вода у меня заканчивалась, я наполнил свою двухлитровую бутылку, капнул йода и пошел дальше.

    Согласно карте, я находился чуть южнее села Чистогаловка. Выбравшись на холм повыше, я увидел в северном направлении водонапорную башню, к которой и направился. Где-то посреди луга у меня впервые запищал радиометр. Был превышен порог МЭДГИ равный 0.31 мкЗв/ч. Я переустановил порог на 1.0 мкЗв/ч. Вскоре я добрел к асфальтированной дороге, проходящей через село Чистогаловка и идущей дальше к Припяти. Поскольку теперь планировалось двигаться по дороге, особого смыла тащить с собой палку не было и я оставил ее прямо на обочине возле неопознаваемого дорожного знака.

    Кстати, я не заметил ни одной хаты по бокам дороги, хотя на карте они обозначены. Где-то в Инете я читал, что некоторые села, в связи с сильной радиационной загрязненностью, полностью сравняли с землей. Возможно, это было одно из таких сел.

    Вскоре радиометр снова запищал, т.е. порог в 1.0 мкЗв/ч был превышен. На этот раз, я переустановил его в 9.0. Справа от дороги появились холмы с уже знакомыми треугольными знаками, а потом время от времени лес и луг сменяли друг-друга.

    Я заметил следующие интересные особенности. Отходя от дороги на обочину, радиационный фон моментально усиливался и чем дальше, тем сильнее. Например, если на дороге было 0.8 мкЗв/ч, то за тридцать метров в лесу было 4.0 мкЗв/ч. Также радиационный фон усиливался на открытом пространстве, когда например, вокруг дороги были поля. В одном таком месте, где то посередине меду Чистогаловкой и Припятью, я зафиксировал 6.8 мкЗв/ч, это при том, что я стоял по центру дороги. Где-то рядом с этим местом я видел на лугу косулю.

    Двигаясь по дороге, я прошел под двумя ЛЭП, идущими с ЧАЭС. Они трещали, т.е. были под напряжением. Это меня удивило, поскольку я думал, что атомная станция больше не генерирует электроэнергию. За все время пути по этой Стремной Дороге, не проехало ни одной машины.

    Перед Припятью радиационный фон начал уменьшаться и в конце дороги радиометр показывал МЭДГИ примерно 0.6 мкЗв/ч (по центру дороги). В город я решил зайти севернее и западнее действующего КПП. Для этого мне пришлось пройти где-то метров 800 по дороге ведущей к селу Старая Красница. Это была хорошая дорога, по которой несколько раз проезжали автомобили, в результате мне приходилось прятаться в кусты на обочине, где фон поднимался раз в 5. Потом я свернул вправо и по, явно малопосещаемой, дороге перешел железнодорожные пути. Снова пройдя метров 800, но уже обратно на восток, я оказался возле заброшенного КПП.

    Солнце уже пряталось, а я хотел успеть до темноты дойти к шестнадцатиэтажному жилому (когда-то) дому, стоящему в западном конце города. Поэтому, миновав КПП, я шел быстро и уже сильно не осторожничал. По пути миновал гудящую электроподстанцию. Где-то далеко справа гавкала собака, я так понимаю с действующего КПП, но, даже выйдя на улицу, идущую с того направления, я ничего не увидел. Впереди, среди деревьев и кустов стояли многоэтажные дома. Отличались они от своих братьев за Зоной только пустыми, черными окнами.

    Двигаясь по улице на северо-запад, я вскоре оказался под 16-этажкой. Обошел вокруг здания с фонариком, пока не нашел главный вход. Зашел внутрь и начал подниматься по лестнице на крышу. К сожалению, лифт не работал. Подъем был долгий, но радостный. На лестничных площадках валялся всякий хлам, который я пытался рассмотреть. В конце-концов, отворив металлическую дверцу, я выбрался на крышу. Хоть было уже темно, но все еще можно было разглядеть дома и размеры города. Вдали на юго-востоке были видны огни ЧАЭС. Этот пейзаж был наполнен, какой-то необыкновенной умиротворенностью и наводил на серозные размышления.

    Немного побродив по крыше, я спустился на 16-й этаж и начал искать квартиру для ночевки. В первой однокомнатной квартире оказалось мокро, с потолка на разлагающуюся кровать капала вода. Вторая оказалась вполне пригодной для ночевки. Здесь было три комнаты, в крайней маленькой я обнаружил диван, который был в относительно хорошем состоянии. Радиометр показывал МЭДГИ равную 0.14 мкЗв/ч, что приятно меня удивило. Я закрыл за собой входную дверь в квартиру и дверь в комнату, где собирался спать. Стало уютнее и спокойнее. Я покушал, выпил чаю с медом, лег на диван, подложил под голову рюкзак, укрылся КТП и уснул.

    29 июля (среда). День четвертый в Зоне.

    Припять.

    Проснулся я на рассвете. Спалось хорошо, поскольку на диване было тепло и удобно, а комары на 16-й этаж не долетали. Покушав и выпив чаю, я уже при дневном свете обошел квартиру. В туалете и ванной комнате, унитаз, раковина, ванна все еще оставались в хорошем состоянии, эмаль чистая и белая. На стенах полностью отсутствовала плитка. В большой комнате стояли шкафы без дверец, а на полу валялась куча ДВП, покрытая мхом. На эту кучу с потолка капала вода. В средней комнате стояли каркасы от двух кроватей, стекла в оконных рамах были целые. На кухне оказались шкафчики, раскуроченная газовая плита и раковина на полу. Обои во всех комнатах отвалились, скорей всего из-за перепада температур. Сразу скажу, что примерно такую же картину я видел во всех остальных квартирах, которые посещал.

    Я вышел с квартиры, поднялся на крышу и обошел ее по периметру, рассматривая лежащий подо мной город. Дома выглядели новыми, и поэтому было как-то странно осознавать, что они более двадцати лет необитаемы. Если не обращать внимания на пустые, черные окна и полностью заросшие улицы, то казалось, что город живой, просто еще не проснулся.

    На крышах некоторых домов были видны кусты и небольшие деревца. На стене 9-этажки, какие-то вьющиеся растения доросли уже почти до крыши, полностью заплетая окна нижних этажей. Наверное, еще лет через двадцать это здание превратится в заросшую, зеленую коробку без окон и дверей.

    Используя 4-х кратное оптическое приближение (максимальное для моего фотоаппарата), я сфотографировал ЧАЭС. Ближе к станции я подходить не собирался, поскольку это нужно делать осторожно, т.е. медленно, а времени у меня не было. До обеда я собирался пройтись по квартирам, заглянуть в детский сад, в школу и на радиозавод. В полдень я запланировал выйти с города и возвращаться домой.

    Еще немного полюбовавшись пейзажем, я начал спускаться по лестнице, попутно захаживая в квартиры рядом с лестничными площадками. Особых отличий с той квартирой, где я ночевал, не было. Правда, в некоторых обнаруживались интересные вещи, например, книги, обувь, картинки с журналов на стене. В двух разных квартирах были найдены книги с названиями «Обслуживание электрооборудования электрических станций и подстанций» и «Экономика энергетики СССР». Можно сделать определенные выводы о профессиях когда-то живущих в этом доме людей.

    Выйдя с подъезда, я направился на противоположную сторону здания, вспоминая, что вчера в темноте видел там что-то интересное. На первом этаже находились помещения, вход к которым, был не изнутри дома, а снаружи. На стене я увидел доску почета с 5-ю уцелевшими фотографиями и надписью «Лучшие спортсмены». Рядом еще одна доска - «Наши будни». Внутри помещения стоял шкаф, а на полках и вокруг него были разбросаны какие-то документы и журналы учета. На стене плакат с рекордами, на подоконнике журнал «Советская педагогика» 83-го года.

    Кстати, на карте Припяти скаченной с сайта pripyat.com эта 16-этажка обозначалась как жилой дом №38/2 по ул. Леси Украинки. Дальше ориентируясь по карте, я направился к ближайшему детскому саду «Звездочка». Дорога к нему заросла, к боковому входу пришлось пробираться через кусты. Состояние комнат внутри, было довольно-таки плохим. Штукатурка обвалилась, пол и стены мокрые, с потолка капает вода. Ничего особо интересного обнаружить не удалось. Сфотографировав витражи, зал с гниющим пианино и дверь с табличкой «Заведующая», я вышел и направился к школе №4. Кстати радиационный фон был в норме, не дотягивало даже до 0.30 мкЗв/ч.

    Школа располагалась в красивом 4-х этажном здании, обложенном белым кирпичом. Сбоку от входа валялись ржавые батареи, наверное, по каким-то причинам отбракованные мародерами. Внутри было такое же запустение, как и в детском саде. По всей школе натыкался на большие ящики с противогазами. По всей видимости, ими так ни разу и не воспользовались. В некоторых классах были парты, в актовом зале стояло пианино, а в небольшой комнате найден «сухой» бульбулятор.

    В коридорах на полу валялись раскуроченные трансформаторы с ламп дневного света. Это мародеры добывали медную проволоку. В одном классе с большим окном, в котором отсутствовала вся оконная рама, начали обживаться растения. Здесь уже росла трава и кусты. На некоторых дверях остались таблички с названиями кабинетов. Деревянный пол в спортзале прогнил, а с потолка между плит капала вода, в этих местах образовались желто-белые сталактиты. 

    Покинув школу, я зашел еще в один детсад, который на карте был без названия, а также позаглядывал в квартиры на первых этажах жилых домов, которые встречались мне на пути. Снова пройдя мимо 16-этажки, я направился к радиозаводу. Интересного здесь было много, а времени у меня мало, поэтому, нигде особо не задерживаясь, я прошелся по цехам, заглядывая в подсобки. Везде валялась разобранная аппаратура, электронные платы и отдельные электронные компоненты. На столе возле проходной я нашел упакованные в коробку, новенькие ферритовые сердечники (чашечки). Очень сильно захотелось взять парочку с собой, но я мужественно подавил в себе это желание. Еще дома я решил, что ничего с Зоны выносить не буду, независимо от того радиоактивное оно или нет.

    Мне показалось, что на этом заводе, власти не проводили такую серьезную зачистку, как например, в хатах или в квартирах. Если не обращать внимание на деяния рук мародеров, то складывается впечатление, что здесь все как прежде. Осталась рабочая одежда, плакаты на стенах, портрет Ельцина, мебель и т.д.

    Покинув завод, я по уже известной дороге отправился в обратный путь. Прошел мимо заброшенного КПП, потом через ж/д переезд и вышел к дороге, соединяющую Припять и село Старая Красница. Идя по этой дороге в восточном направлении, мне пришлось один раз спрятаться в кустах на обочине, когда проезжал автомобиль. Вскоре, я добрел до поворота на Стремную Дорогу и зашагал по ней к Чистогаловке.

    Небо было безоблачное, а солнце висело почти в зените и сильно припекало, но привалы в тенечке на обочине не предусматривались. Чем дальше я продвигался по Стремной Дороге, тем сильнее повышался радиационный фон. И именно в тот момент, когда радиометр показывал примерно 6.0 мкЗв/ч, я услышал звук приближающегося автомобиля. По бокам дороги раскинулся луг. Деревья или кусты, за которыми можно было бы спрятаться, отсутствовали. Единственным укрытием оказалась неглубокая канава, слева на обочине, поросшая невысокой травой. Не долго думая, я снял рюкзак, бросил его в канаву и залег рядом, вжавшись в землю. Вдруг радиометр запищал, это означало, что выставленный мною порог в 9.0 мкЗв/ч превышен. Автомобиль проехал, и я посмотрел на экран радиометра. Он показывал МЭДГИ примерно равную 28.0 мкЗв/ч. Это максимальный уровень, который я видел за все время похода. В этой канаве было превышение нормы в 100 раз, а природный фон в Киеве был превышен примерно в 250 раз. Все эти подсчеты я проводил, уже выбравшись на дорогу. На оставшемся отрезке Стремной Дороги автомобили меня не беспокоили, и я спокойно добрался до Чистогаловки.

    Миновав село, я забрал свою палку, оставленную возле неопознаваемого дорожного знака. Дальше я направился к Радиоактивному Озеру между холмами. На лугу, проходя между кустарниками и деревьями, я наткнулся на кабана. Этот странный кабан выскочил откуда-то справа в трех метрах от меня и ломанулся к зарослям слева, в которых кроме высоких кустов росли еще и деревья. Через мгновение я услышал тупой удар и увидел, как затряслось дерево. Кабан был крупным, и удар получился достаточно сильным. По спине у меня пробежал холодок, после того как я представил себя на месте дерева, а потом на месте кабана.

    Вскоре я подошел к Радиоактивному Озеру. На самом деле оно не радиоактивное, по крайней мере, фон возле него в норме. Я его назвал так потому, что на окружающих его холмах стоят знаки радиационной опасности, а на карте это озеро не обозначено и соответственно не имеет официального названия. Поскольку питьевой запас воды у меня заканчивался, я пополнил его в озере. Дальше я двинулся через холмы к лесу и принялся искать грунтовую дорогу, по которой я шел вчера. Найдя дорогу, я сделал привал, перекусил, выпил чаю и продолжил идти на юг по направлению к селу Корогод. Когда я вышел с леса, солнце уже висело над горизонтом. Через поле я решил переходить не по диагонали под ЛЭП, как раньше, а строго на юг.

    На моем пути посреди поля оказался большой хлев, а рядом с ним водонапорная башня. У меня появилось желание взобраться на башню и осмотреть округу. Лесенка была достаточно высоко над землей, но кто-то находчивый повесил на нижнюю перекладину длинную металлическую трубку с фарфоровыми изоляторами, предназначенную для крепления на нее проводов. С помощью этой трубки я дотянулся до перекладин и залез наверх. В лучах заходящего солнца поле выглядело довольно-таки красиво.

    Грунтовая дорога, по которой я вышел с леса, и как я думал, уходившая куда-то на юго-запад, на самом деле поворачивала, обходила вокруг этого хлева и шла дальше на юг, в нужном мне направлении. Спустившись, я вышел на дорогу и направился к селу.

    Село было в полном запустении. Так же как и в Рассохе, дворы заросли непроходимыми кустами и деревьями. В одном из дворов я увидел яблоню с большими и красивыми яблоками. На земле хороших яблок не было, поэтому, воспользовавшись палкой, я сбил парочку, проверил их радиометром и скушал, идя дальше по дороге. Выйдя из-за поворота, я встретился с лисой бегущей мне на встречу. Увидев меня, лиса развернулась и с той же скоростью побежала обратно, а потом скрылась в каком-то заросшем дворе.

    Вскоре грунтовая дорога превратилась в асфальтированную и вывела меня уже на главную дорогу идущую к Чернобылю. Пройдя по ней примерно километр на юго-восток, я повернул направо, оказавшись на дороге ведущей к колхозу.

    Уже порядочно стемнело, поэтому мне надо было поскорее определятся с местом ночевки. Справа среди заросших дворов виднелись хаты, но я решил пройти немного дальше. Через метров 100, я увидел слева кладбище, а справа памятник Неизвестному солдату. За памятником, отдельно от других, стояла хата, которая мне показалась чем-то знакомой. Подойдя ближе, я понял, что это хата сельсовета. В первый день моего пребывания в Зоне, я уже ночевал на просторном и теплом чердаке сельсовета, и мне очень даже понравилось. Я достал фонарик, зашел во внутрь хаты и сходу принялся искать люк чердака. Он оказался в прихожей. Тут же сбоку, прислоненная к стене, стояла лестница. Обойдя все комнаты, я проверил их на наличие чего-нибудь необычного или опасного. Более тщательный осмотр решил отложить до утра. Снял рюкзак, поставил в угол палку, подставил лестницу под люк и взобрался наверх. Открыв крышку, я влез на чердак и обследовал его. Тут точно так же, как и на предыдущем чердаке, бегала мышь, было сухо и просторно. Влезть в люк с рюкзаком на спине или в руках не представлялось возможным. Поэтому я слез, привязал один конец веревки к лямкам, с другим снова взобрался на чердак и втянул рюкзак. Закрыл крышку, накормил сухарем мышь, покушал сам и выпил чаю с медом. Намазался средством от комаров, лег на пол, укрылся КТП и уснул.
    30 июля (четверг). День пятый в Зоне.

    Проснулся, когда начинало светать. Спалось хорошо, комары почти не беспокоили. Я покушал, выпил чаю с медом, спустил с чердака рюкзак и слез сам. Еще раз прошелся по хате. В комнате с табличкой «Голова виконкому» была найдена книга «Хронологічне зібрання законів, указів Президії Верховної Ради, постанов і розпоряджень уряду Української РСР, том сьомий». Рядом лежал лист бумаги с надписью «Участковый инспектор милиции Погвиненко. Дни и время приема…». Так же, здесь обнаружился портрет Горбачева и труп давно сдохшего кота. В соседней комнате слева на стене висела доска с надписью «Куточок депутата», а на полу валялся деревянный ящик, тумбочка и куча газет. В небольшом помещении с табличкой архив, стоял шкаф, на полках которого лежали стопки квитанций об уплате местными жителями какого-то налога.

    Выйдя с архива в прихожую, я увидел как со двора в это же помещение, забегает лиса. Вбегала она на полном автопилоте, смотря куда-то в сторону и совсем не интересуясь тем, что ей может встретиться внутри. Я же, увидев в двух метрах от себя этого непрошеного гостя (хотя неизвестно кто тут был гостем), крикнул что-то нецензурное и хотел было потянуться к палке, стоящей в углу. Но в этот момент лиса резко остановилась, какое-то мгновение находилась в полной растерянности, а потом быстро метнулась назад и убежала куда-то влево.

    Надев рюкзак и забрав палку, я вышел с хаты. Слева от входных дверей висел разбитый кусок стекла с надписью «Исполнительный комитет Корогодского сельского Совета народных депутатов Чернобыльского района Киевской области».

    Возвращаясь на дорогу, я подошел к памятнику Неизвестному солдату, стоящему с разломанным пулеметом в руках. С такими изменениями памятник кроме основного, приобретал еще какой-то дополнительный смысл, символизируя уже что-то другое. Например, то, с каким оружием в руках придется защищать родину современному неизвестному солдату. Немного поразмышляв, я отправился дальше по дороге, ведущей на юг.

    Вскоре я прошел мимо колхоза и метров через 500, асфальтированная дорога кончилась. Слева стояло кирпичное сооружение, похожее на гаражи для тракторов. Побродив немного вокруг и не найдя продолжения дороги, я зашел в лес и направился строго на юг. Через метров 300 я вышел к ЛЭП 330кВ, под которой и продолжил путь по грунтовой дороге. Это была та самая ЛЭП, под которой я шел от Чудесного Луга до реки, а потом от реки до Мерзкого Леса.

    Сначала ЛЭП вела на юго-восток, а через 1.5км поворачивала на юг. До поворота идти было легко и приятно, а дальше начала расти трава и кусты. Вскоре дорога исчезла и дальше я двигался по тропе. По бокам рос Мерзкий Лес, в который два дня назад я свернул с этой же тропы. На этот раз я решил никуда не сворачивать и постараться пройти болотистый участок под ЛЭП. Через какое-то время пробираясь через заросли и обходя лужицы, рядом со следами копытных животных, я увидел следы человека, который шел мне навстречу. Сначала обрадовался тому, что кроме меня тут еще кто-то ходит, а потом расстроился, сообразив, что это мои следы. Потом я снова обрадовался, поскольку дальше дорога должна была постепенно улучшаться. И действительно, вскоре я выбрался с зарослей, прошел через луг и оказался на берегу реки.

    Нашел свой плот, разделся, упаковал вещи в рюкзак, а рюкзак засунул в пакет. Положил пакет на плот, переплыл яму, а дальше идя по дну, толкал плот до берега. На другом берегу я помылся с мылом, постирал носки и решил более тщательно обследовать реку на наличие брода. Вскоре мне таки удалось найти брод, где вода в яме доходила чуть выше пояса. Т.е. если держать рюкзак с вещами над головой, то там вполне можно было переходить. Правда, выход на берег в том месте был не очень удобный.

    Я оделся, перекусил, выпил чаю и направился под ЛЭП на юг. После небольшого поворота, появилась грунтовая дорога, по которой, никуда не сворачивая, без всяких приключений, я шел вплоть до Чудесного Луга (это тот, который с канавами и высокими колючими растениями). Оказавшись на лугу, я увидел, что дорога, а точнее две колеи в траве, уходят куда-то вправо от ЛЭП. Немного подумав, я решил продолжить путь, по дороге. Позже оказалось, что это было правильное решение. Колеи прошли по мостикам через две канавы, потом через лес, и вывели меня на асфальтированную дорогу между селом Иловница и Рассоха. Прямо напротив этого бокового ответвления стоял столбик с номером 73.

    Дальше я направился по дороге к Рассохе. Уже возле самого села, проехал автомобиль, и мне пришлось спрятаться на обочине за соснами. Вскоре я повернул на дорогу, проходящую через Терехов. По ней я спокойно добрался до поворота на Карпиловку, прошел метров 500 и, поздравляя себя с успешным походом, перешел границу Зоны через дыру в ограждении.

    В Карпиловке я спросил у сидящих на скамейке бабушек, как мне добраться до Киева. Они сказали, что каждое утро, примерно в 6.50 из села Пески, отправляется маршрутка на Киев. Я их поблагодарил, набрал воду с колодца и отправился на ночевку в Аномальный Лес (это тот, который с повышенным радиационным фоном) между Карпиловкой и Песками.

    Без проблем переночевав, я с утра дошел в Пески и возле автобусной остановки сел в маршрутку. В Киеве на автостанции я встретил того водителя, который вез меня в Пески и интересовался, что я там забыл. Он меня узнал и лыбясь спросил как там экскурсия, я также лыбясь ответил, что нормально.

    Дома я посмотрел показания дозиметра, и оказалось, что эквивалентная доза гама-излучения, полученная за все время моего похода, составила всего 0.032 мЗв. Чуть позже случилось интересное событие. Приехав, я выложил все вещи с карманов на стол, в том числе и радиометр. Через какое-то время он запищал, сигнализируя о превышении уровня 0.3 мкЗв/ч. Я начал прикладывать радиометр поочередно ко всем вещам и оказалось, что фонил старый советский компас. МЭДГИ над ним превышала 2.0 мкЗв/ч. Версия о том, что в компас могла попасть радиоактивная пыль, была отброшена, поскольку в таком случае фонил бы и рюкзак с одеждой. Позже в Интернете вычитал, что на стрелке, нанесено специальное светонакапливающее покрытие на основе сульфида цинка и солей радия.

    Чернобыль, выводы:

    1. Не так страшна Зона, как ее рисуют те, кто там ни разу не бывал.
    2. Имеется высокая вероятность наткнуться на диких животных, у которых в основном отсутствует всякое желание вступать в тесный контакт с человеком.
    3. Радиационный фон превышает норму только на Стремной Дороге между Чистогаловкой и Припятью, поэтому там лучше не задерживаться.
    4. Проходить Стремную дорогу и заходить в Припять надо ночью.
    5. Проблем с водой нет. Питьевой запас можно пополнить в реке Уж и в Радиоактивном озере возле Чистогаловки.
    6. Реку можно перейти вброд.
    7. Чтобы перейти Чудесный луг, минуя канавы, нужно идти по дороге от Рассохи до Иловницы пока не встретится столбик с номером 73, повернуть налево и идти по колеям прямо, никуда не сворачивая, аж до ЛЭП.
    8. В Рассохе на Могильниках обитают как минимум два охранника.
    9. В Рассохе и Корогоде лучше всего ночевать в хатах сельсовета на чердаках.
    10. От границы Зоны до Припяти можно дойти за полтора дня особо не напрягаясь (если знать дорогу).
    11. Болотистую местность надо проходить под ЛЭП и ни в коем случае не сворачивать в Мерзкий лес.
    12. Живых людей на этом пути нет, если не считать охранников и тех, которые проезжают в автомобилях.
    13. Монстры и мутанты никак себя не проявляют.
    Категория: Интересное | Просмотров: 90 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: Рассоха, Чистогаловка, один, Инструкция, поход, могильник, припять | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Поиск
    Календарь
    «  Сентябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930
    Архив записей
    Облако меток
    9-11 ЧАЭС припять МСЧ-126 Чернобыль 26 апреля 1986 ЧЗО 1986 пожар 11 октября 1991 авария сталкер Монолит сша россия Дегтярёв Шрам зона стрелок Чистое Небо Александр Юнгкинд ликвидаторы мародёры последствия Дятлов Рассоха Долг Свобода поход Наумов Александр Наумов ссср Зов Припяти Зона отчуждения LibreOffice S.T.A.L.K.E.R. игра ядерная война Новая земля браконьеры украина крингсмарине заполярье вирус дуга мемуары Сычёв Сергей Федзерович Животные вов германия
    Я на
  • СамЛиб.Ру
  • Проза.Ру
  • ЛитЭра.Ру
  • Блог Гадского Папы © 2018 Яндекс.Метрика