Блог Гадского Папы
Ахтунг!
  • Статистика
    Рейтинг@Mail.ru
    Яндекс.Метрика


    Поделись
    Поделись с другом
    Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    Навеянное книгами и играми серии Сталкер
    Чернобыльская Зона Отчуждения [169]
    О Припяти, про аварию на АЭС, про ликвидаторов аварии и про нелегалов сталкеров
    Интересное [91]
    Не только о Чернобыльской Зоне Отчуждения
    Юмор [4]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [12]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Зарево над Припятью [12]
    Дмитрию Биленкину - писателю и другу - посвящаю. (Владимир Губарев) Людям, кто не в теме, оброс толстой "урбанистической" кожей и не понимает жизни в маленьком городке, думает, что мир "вращается вокруг него" и "это было давно и неправда" - читать ... рекомендуется
    Игровой мир [13]
    На тему игры Сталкер и не только....
    Темы форума
  • Моды Zaurus'crew (14)
  • История Прибоя - Скрытая Угроза (1)
  • Боевая Подготовка (6)
  • Нужное и полезное (4)
  • Спавнеры (3)
  • Персонажи из S.T.A.L.K.E.R и их прототипы (32)
  • Выживание и оружие (6)
  • Смешные истории (3)
  • AdwCleaner (7)
  • Пользуешься спавн-меню?... (4)
  • >
    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 51
    Статистика публикаций
    Комментарии: 221
    Форум: 30/205
    Фото: 297
    Блог: 319
    Новости: 28
    Загружено: 16
    Публикаций: 15
    Видео: 45
    Гостевая: 7
    Контакты!
  • Связь с администрацией
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0



    Button automatically alert search engines 31x31

    Главная » 2018 » Июнь » 30 » По следу сталкера. Кого и зачем водят в зону отчуждения нелегальные проводники
    02:26
    По следу сталкера. Кого и зачем водят в зону отчуждения нелегальные проводники
    В начале года в окрестностях Припяти были задержаны 12 человек, незаконно проникших в зону отчуждения ЧАЭС. Помимо граждан Украины среди нарушителей оказались и двое парней из Гомеля. А чуть раньше полицейские задержали другую компанию, которая собиралась отмечать в мертвом городе Новый год. Эти люди называют себя сталкерами и стремятся попасть туда, где по законам Беларуси и Украины находиться запрещено. Сколько их, зачем они идут и чем рискуют?



    Стас и Виктория ПОЛЕССКИЕ: кого-то тянет в горы, а их зовет Чернобыль

    В Администрации зон отчуждения и отселения МЧС Республики Беларусь (далее АЗОО. — Авт.) рассказывают, что в наших краях сталкеров почти нет. Ведь попасть в манящую Припять со стороны Украины быстрее и проще. Впрочем, хлопот хватает и с другими нарушителями. 

    — За все годы, которые существует контрольно-пропускной режим, главное требование остается неизменным, — подчеркивает начальник АЗОО Василий Шабловский. — Находиться в зоне без специального пропуска запрещено. К сожалению, некоторые по-прежнему норовят прийти сюда за грибами, ягодами, на рыбалку. В прошлом году в ходе совместных рейдов с другими ведомствами нами выявлено 161 нарушение. 
    Здесь были «схватчики»

    Разговор продолжаю со специалистами Александром Першко и Александром Погарцевым. Служебная «Нива» везет нас в Ветковский район — на очередную проверку местного участка зоны. Чернобыльских сталкеров мои спутники не припоминают. А вот «схватчики» попадались. Это тоже игра, участники которой передвигаются на машинах и выполняют задания. К примеру, нужно попасть в определенное место, разгадать ребус и получить следующий квест. Как-то один из сценаристов решил, что в качестве арены идеально подходит «отселенка». На сохранившихся постройках стали появляться загадочные коды — J-1, Q-5 и другие. 

    Главней всего — порядок в зоне

    Чернобыльская зона отчуждения образовалась сразу после катастрофы. В ту пору туда активно наведывались мародеры, вывозившие все ценное, что удавалось достать. Спустя двадцать один год вышла компьютерная игра S.T.A.L.K.E.R., сюжет которой развивается в чернобыльской зоне. Сотни ее фанатов, опьяненных фантазией, устремились в «милый сердцу уголок». Пик пришелся на середину нулевых, хотя и сегодня интерес отнюдь не угас.  



    — Как раз тогда еще активно шло захоронение отселенных деревень, — рассказывает Александр Першко. — А перед этим работники спецпредприятия наносят свои обозначения. Вот мы и решили, что это их маркировка. 

    Когда прояснилась истина, сотрудники АЗОО устроили засаду. В нее угодила целая команда «схватчиков». Автор блестящей идеи получил штраф. 

    В прошлом году милиция и пограничники задерживали несколько компаний минчан. Правда, одна из них успела хлебнуть адреналина. В зону трое парней попали в Брагинском районе. Когда в сумерках совсем близко раздался волчий вой, ребята, словно обезьяны, взлетели на деревья. И провели на ветках несколько часов, пока их крики не услышал патруль охраны Полесского заповедника. 

    Увы, хорошо кончается не всегда. Два года назад возле отселенной деревни Бук в Наровлянском районе лесник нашел останки человека. Рядом лежали куртка, рюкзак с вещами. Погибшим был гражданин Украины, который на родине пять лет считался пропавшим без вести. Зачем он пришел в зону, уже не узнать. 
    Нарушителей нет

    Тем временем мы на окраине Ветки. Через шлагбаум заезжаем в угодья спецлесхоза. Дорога вьется между заснеженными елями. Колея хорошо накатана — по ней регулярно ходит транспорт лесников и милиции. Периодически встречаются знаки радиационной опасности.



    — Хорошо, хоть дорога не завалена, — Александр Погарцев показывает на деревья за окном. — Оттепель пойдет — начнут падать. Иногда такие завалы — будто специально устроили. Поэтому в багажнике всегда топоры возим, чтобы хоть как-то прорубиться. 

    Мост через реку Беседь примечателен тем, что был построен вскоре после катастрофы по личному указанию Андрея Громыко — знаменитый министр иностранных дел  СССР родом с Ветковщины. И тогда, и сейчас мост имеет стратегическое значение, поскольку напрямую соединяет две части района. 



    Через пару минут почти что «встреча на Эльбе». Навстречу нам — милицейский экипаж. Сотрудники взвода по охране территорий радиационного загрязнения контролируют участок площадью 450 километров. Чаще всего приходится гоняться за контрабандистами. Через зону они везут в Россию тонны металла. Осенью на Беседи задержали любителей подводной охоты. Хобби обернулось для них уголовной ответственностью.   

    — Да какие сталкеры! — командир взвода Виктор Трубиков отвечает на мой вопрос с усмешкой. — Они все в Припять идут. А у нас диковинок нет. Что тут смотреть: развалины ферм и сараев?  



    Едем дальше. Среди зарослей мелькают останки построек. Когда-то это были деревни, от которых остались лишь названия на картах. С пометкой «нежилая». Последний островок затухающей жизни — деревня Бартоломеевка. В трех из пяти уцелевших домов остались 4 человека, которые сумели закрепиться здесь легально. Погарцев достает дозиметр — радиационный фон не превышает нормы. А вот электричества нет — местные обходятся свечами, керосинками и фонарями на батарейках. 

    На улице 86-летняя баба Лена, опираясь на клюку, тянет тележку. На ней — ведра с печной золой. Беремся помочь. С трогательным простодушием старушка объясняет: 

    — На дорогу сыпать не хочу — там гвозди есть, так чтоб машины колеса не прокалывали.   



    Сама баба Лена почти не слышит. Поэтому общение с ней — сплошной монолог. Старушка рассказывает, что дочь приезжает дважды в неделю, привозит продукты. Готова забрать к себе, но баба Лена против:

    — Привыкла я к той радиации. Сколько годов прошло. Буду дома помирать.

    Не обнаружив нарушителей, возвращаемся в райцентр. 

    Сталкер в отставке

    Наши сталкеры не горят желанием общаться. Ведь фактически это значит признаться в правонарушении. Рассказать о походах согласился сталкер в отставке — гомельчанин Виктор Кудрявцев. Целью его первого посещения зоны в 2006 году стал исторический объект — усадьба Герардов в Добрушском районе. Тогда же зашли в деревню Вылево, где когда-то находилась знаменитая церковь. Решением Правительства ее как памятник архитектуры перенесли в Гомель. Ныне это храм Архистратига Михаила на Речицком проспекте. Еще до «переезда» шла молва: на территории церкви нет радиации. 



    — Я думал это сказки, — признается Виктор. — Ходили с дозиметром, проверяли. В церковном дворе уровень радиации был в 4 раза ниже. Причем граница проходила строго по линии забора. Только пересекаешь — дозиметр потрескивать начинает. 

    Затем начались походы в Припять. Машину оставляли в 10 км от украинской границы и шли пешком. О том, что зона патрулируется, знали. Охранников почему-то прозвали «монтерами». Встречи с ними старательно избегали:  

    — Нам везло — только шум машины слышали пару раз. Помогали радиостанции: настраиваешься на частоту «монтеров» и знаешь, где они. Само собой — маскировка. Юнцов там пачками задерживали: на ночевку остановятся, костер разложат. А что такое мертвый город без движения, без электричества — любой свет виден на полтора-два километра. Как и дым. Кстати, «монтеры» на это особенно бурно реагировали. Пожар в «отселенке» — страшное дело.   



    Вряд ли есть смысл описывать сам город Припять — в интернете полно фото и видео. «Колесо обозрения», бассейн, гостиница «Полесье», здание с гербом СССР  давно уже стали символами. Как надгробные памятники на кладбище эпохи. Атмосфера и ощущения — соответствующие.        

    Несколько раз ребята ночевали в подвалах многоэтажек. На вопрос, не боялись ли обрушения, Виктор иронизирует:   

    — Ну, вот сейчас ты сказал — я и задумался. Бояться, видимо, уже поздно. Сейчас бы, конечно, тщательнее выбирал место. А тогда… юношеский максимализм. Единственное, чего мы опасались, так это радиации. Помню, как-то в районе Рыжего леса дозиметр стал сильно трещать. Нашли источник — трак от гусеницы бульдозера, бросили на него дозиметр. На экране выскочило 74 микрорентгена при максимально допустимой дозе 50. В общем, поднимать прибор не стали — сфотографировали и оставили.  

    Сам поход Виктор называет рутинным и утомительным, особенно когда идешь не в первый раз. Однообразные деревни разграблены мародерами. От радиаторов отопления следы под окнами. Из печек вырваны «с мясом» дверцы, колосники и заслонки. На улицах — заиленные колодцы, пить из которых нельзя. Зато одичавшая фауна представлена во всей, порою устрашающей, красе:

    — Живности — полно! Даже лошадей в зоне видели. Правда, выглядели они… как-то странно. Маленькие, будто сплющенные. Что-то среднее между обычной лошадью и пони. Ни до, ни после я таких не встречал. А однажды шли через лес, и рядом пронеслась стая косуль. Самое страшное, что до последнего момента мы их не видели. Слышишь топот, хруст  ломающихся веток и понимаешь, что на тебя несется что-то большое и быстрое. Куда бежать — непонятно. Метрах в пяти выскочили около пятнадцати животных. Наверное, попались бы на их пути — сбили бы с ног… 



    Несмотря на яркие впечатления, свое «сталкерство» Виктор оценивает критично: 

    — Сейчас бы, конечно, не пошел. Элементарно: попался пограничникам — проблем не оберешься. Хотя тогда к этому проще относились. Да и в Украине такой напряженности не было. Вообще, если мозгов у человека нет — в зону лучше не ходить. Сколько там балбесов, которые лазят, ночуют где попало, и сколько они рентген хватанули — одному богу известно. А если мозги все же есть, то… тем более не надо ходить. Да, это экстрим, в первый раз интересно, но на самом деле — жуткое, гнетущее место, в котором нечего делать. 
    Увидеть Припять и не умереть

    По информации Государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения, ее площадь занимает 2600 квадратных километров. Загрязнению подверглись территории Чернобыльского (ныне не существующего), Иванковского и Полесского районов Киевской области, а также Овручского и Народичского районов Житомирской области. После катастрофы полное отселение было проведено из 124 населенных пунктов. Впрочем, совсем безлюдной назвать зону нельзя. Сегодня здесь живут 148 человек — так называемых самоселов. Зона ограждена по периметру, имеется 9 контрольно-пропускных пунктов. На вопрос об экстремальном туризме председатель агентства Виталий Петрук уточняет: 

    — Понятие «туризм» в данном случае некорректно. Предоставление туристических услуг в зоне отчуждения не предусмотрено, а въезд и пребывание на ее территории ограничены.

    Официальные посещения строго регламентированы и согласовываются нашим агентством. Главные требования — соблюдение правил радиационной безопасности, выполнение рекомендаций сопровождающего, который также следит, чтобы не было отклонений от установленного маршрута.   

    Интерес к зоне и ее «атомной жемчужине» Припяти не угасает. Если в 2014 году город-призрак посетили 1063 делегации, то в прошлом — 2485. Вместе с тем здания находятся в аварийном состоянии — заходить в них категорически запрещено. 

    Впрочем, любителей запретного плода риск и опасности лишь притягивают. По данным отдела полиции ЧАЭС, в прошлом году было задержано 194 сталкера. Скольким еще удалось избежать нежеланной встречи, можно только догадываться. 
    Их бросает молодость в атомный поход

    Рассказами и фотографиями из нелегальных походов ребята делятся в соцсетях. В одной из них — группа «Чернобыль глазами сталкера» — более 38 тысяч подписчиков. Ее администратор Станислав и его жена Виктория согласились пообщаться. К слову, познакомились будущие супруги на почве интереса к Чернобылю, а впервые увиделись, отправившись в «атомный поход». 

    Попасть в зону, по словам ребят, нетрудно. Чтобы перекрыть ее наглухо, нужны слишком большие ресурсы. Охрана усиливается в особых случаях. Накануне официальных делегаций 26 апреля или, как было недавно, перед Новым годом. Прятаться в Припяти зимой сложно — выдают следы на снегу. В летнее время маскироваться проще. Но бывает всякое.

    — Как-то были в Припяти, и вдруг — полиция, — рассказывает Стас. — Заскочили в какой-то затопленный подвал и минут сорок стояли по пояс в воде, слушали, как наверху нас ищут. Видимо, они знали, что в подвале вода, и решили, что там искать нечего. Если бы спрятались в одной из квартир, нас бы точно нашли. 

    Снаряжение сталкера — спальный мешок, сухпаек, нож, аптечка, средства от насекомых, фонарь, дозиметр и фильтр для воды. Обязательно — запасная одежда и обувь. В Рыжем лесу их товарищ как-то попал в болото и едва вытащил кроссовки. Иначе пришлось бы сдаваться полиции самому: босиком далеко не уйдешь. В том же лесу в свой первый поход Виктория подвернула ногу: 

    — Ребятам говорить не стала — шла, руками подтаскивая за штанину. Хотя и здоровому человеку там идти непросто: болотистая местность, заросли выше головы, дозиметр трещит — фон повышенный… 

    Главную опасность в зоне представляют дикие животные или непредвиденное ЧП. Мобильная связь доступна не везде, и помощи придется ждать долго. Поэтому ходить в одиночку сталкеры не рекомендуют. Но и толпами лучше не собираться. Оптимальный вариант — 2—3 человека. Всегда есть поддержка, и при этом проще остаться незамеченными. Именно нелегальное пребывание в зоне дает адреналин, который ищут сталкеры: 

    — Идешь, вдруг заметил кого-то. Никогда не знаешь, охрана это или такие же, как ты. Падаешь, начинаешь быстро соображать, как спрятаться, как обойти. Чувствуешь себя разведчиком в тылу врага. Экстрим и просто как вид спорта. Надел рюкзак и долго-долго идешь, наслаждаешься атмосферой. Кого-то тянет в горы, кого-то — на заброшенные объекты, а нас вот — в зону отчуждения.   

    По оценке Станислава, регулярно зону посещают около 300 человек. Есть группы, которые совершают походы практически одним и тем же составом. Еще больше тех, кто планирует там побывать. Почти всем им будет достаточно одной поездки, которую правильнее всего совершить в составе официальной экскурсии.

    Можно долго читать записи и смотреть видео сталкеров, пытаясь понять их мотивы. Не обходится без пафоса и романтизированных клише. Мол, зона забирает частичку тебя, и ты всегда за нею возвращаешься, зону надо чувствовать и прочая псевдофилософия. Что это — инфантильная наивность? Попытка сбежать от бытовой рутины? Ведь, по сути, речь идет о полукриминальном хобби, умышленных правонарушениях, неоправданном риске и пренебрежении к собственному здоровью. И все это ради острых ощущений. А они того стоят?

    Автор - Руслан ПРОЛЕСКОВСКИЙ 
    Фото автора и из соцсетей
    Категория: Чернобыльская Зона Отчуждения | Просмотров: 177 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: припять, Чернобыль, ЧЗО, ЧАЭС, Беларусь | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 2
    avatar
    0
    2
    Цитата
    Хорошо, еси это нелегалы или охрана. Хуже, если это мародёры.
    Это точно.... Мародёры - тревожные пассажиры....
    avatar
    1
    
    Цитата
    — Идешь, вдруг заметил кого-то. Никогда не знаешь, охрана это или такие же, как ты.
    Хорошо, еси это нелегалы или охрана. Хуже, если это мародёры.
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Июнь 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930
    Архив записей
    Облако меток
    Долг Чистое Небо припять ЧАЭС МСЧ-126 пожарники Чернобыль 26 апреля 1986 S.T.A.L.K.E.R. 2 ЧЗО 1986 Александр Посталовский пожар катастрофа авария сталкер Монолит сша россия Свобода Дегтярёв Шрам зона стрелок реактор фильм ликвидаторы сталкеры АЭС поход Александр Наумов ссср Чернобыльская АЭС Зона отчуждения авария на ЧАЭС ЛПА GSC Game World film.ua драма S.T.A.L.K.E.R. браконьеры украина Полигон радиация нелегалы Беларусь Чернобыльская Зона Отчуждения Припять до аварии Припять 2018 Внутри 4го энергоблока ЧАЭС
    Последние комментарии










    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner

    RSS

    Блог Гадского Папы - 2017 - © 2018Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Мини-чат
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте