Главная
 
Блог Гадского ПапыВоскресенье, 20.09.2020, 01:03



Приветствую Вас Приведение | RSS
Главная
Страницы в соцсетях

Поделиться

Разделы сайта

Обновления форума
  • Пережить ядерный апокалипсис (6)
  • Браузер Opera GX (1)
  • Истории (20)
  • Золотой Шар. (3)
  • Dream Reader Dangerous Area (1)
  • Frequency: Chernobyl (0)
  • Животные и война (5)
  • Возвращение Шрама (1)
  • Люди Великой Отечественной (9)
  • Листая альбом (59)

  • Категории раздела
    Мои рассказы [5]
    Навеянное игрой и книгами
    ЧЗО [20]
    Взято в интернете
    Интересное [16]
    Не в тему о ЧЗО
    Интересные рассказы [3]
    Найденное
    Припять криминальная [2]
    Сергей Юрьевич Ворон

    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 113

    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Яндекс ИКС

    Посоветовать друзьям

    Помощь
    Свой сайт или форум
    Свой блог или форум
    uCalc — универсальный конструктор калькуляторов и форм
    Домены, хостинг

    Баннеры



    Как я поехал в чернобыльскую зону отчуждения
    Как только мы выехали из Киева, пошел снег. Причем по мере приближения к Иванкову снегопад усиливался. Все сильнее и сильнее. После Иванкова уже просто валил снегопад. Чувствую, машину повело немного вправо. Но ничего – Олег профессионал, свое дело знает. Скорость движения не больше 50 километров в час, Tourist на форуме был прав, что в данных погодных условиях быстрее двигаться не будем. Метель. Вспомнилось почему-то творчество Юрия Шевчука «… что же вьюга наливай, выпьем время натощак…» Внезапно, машина наезжает на кочки и неровности на дороге и буквально подпрыгивает. Черт, ушиб лба и пятой точки! Ничего не поделаешь, украинские дороги…
    - Чувствую, «Дитятки» рядом… - резюмирую ситуацию я.
    - Ну, чувствовать пятой точкой приближение «Дитяток» это не есть хорошая тенденция на самом деле, - рассуждал Фоксбат.
    - Главное – они рядом!
    - Ага. И сразу видно, кто перворазник, а кто бывалый.
    Когда машина адски подпрыгивает на кочках, а у окружающих смятение в глазах – значит это перворазники. Если доносится дикий неадекватный ржач – бывалые. Хорошо быть бывалым! Посмотрел в окно – а там село Ораное. Пятая точка не врет, «Дитятки» действительно скоро. 
    - А где-то ведь здесь Сережа Франчук, - говорю я.
    - Он уволился, - сказала Вика.
    - Уволился?!
    - Да, а что? Такие все равно не пропадают.
    Стас Сметана услышав наши не совсем адекватные (радиация?) разговоры присоединился к нам в качестве собеседника. Он задавал различные вопросы, которые обычно интересуют новичков. Стас предельно интеллигентный, корректный и коммуникабельный – работа в консалтинговой сфере дает о себе знать.
    - Ребята, а мы где ночевать будем? – поинтересовался у нас Стас.
    - А вот это проблема… - говорю я. 
    - А в чем дело? 
    - Понимаешь, тут такое дело, - вступает в разговор Фоксбат. – В прошлый раз нас разделили на две группы. Одна отправилась в легендарный готель «Припять», другая – в ЧИИшный барак…
    - Куда?! – удивился Стас.
    - В ЧИИшный барак.
    - Ну, готель «Припять» как-то обозначен названием, а насчет той гостиницы мы не имеем никаких сведений. Вот отсюда и пошло название барака, - поясняю я.
    - А какие условия там?
    - Крыс нет, тараканов нет, уборщиц нет, ключ один на всех. Это я про ЧИИшный барак если что.
    - Готель «Припять» обещает быть более интересным, - задумчиво промолвил Санек Артюховский.
    - Ребята, а это правда, что алкоголь снижает воздействие радиации?
    - Ну, как тебе сказать… - несколько смутился Санек.
    - Алкоголь в Зоне строго запрещен, поэтому у нас не было возможности это проверить, - скороговоркой выпалил я.
    И что это так все привязались к алкоголю? Неужели история с Ваней Трухиным не учит ничему? И вообще понятия Зона и алкоголь неуместны. Не для этого едем. Возвращаясь к теме ночевки в двухдневке, я все же склоняюсь к чернобыльским готелю и к бараку. «Экополис» за пределами тридцатки, а это потеря времени, тем более в зимний период в условиях короткого светового дня. Хотя после рассказов Ильи Окаемова об «Экополисе» и огненном шоу little_anette я поглядываю в сторону Фрузиновки (или Ораное?). Но это все  в летний период, а пока – готель «Припять» жди новых постояльцев.
    - А вот и «Дитятки», - радостно воскликнул Фоксбат.
    - Родина…, - задумчиво промолвил я.
    - Приехали! – воскликнула Вика.
    Стас Сметана смотрит на нас непонимающим взглядом. Ничего, когда-то и мы такими были. На КПП «Дитятки» в этот раз было удивительно немноголюдно. Обычно перед шлагбаумом можно наблюдать несколько автобусов и машин. Хотя в начале января ажиотаж посещений Зоны значительно снижается. Юра отправился на КПП, а мы дружно вышли из «Спринтера», фотографируем окрестности. Красиво! Снегопад, желтый табличка «КПП Дитятки», знак «Стiй! Забаронена Зона!»… Что может быть еще лучше? Фоксбат вовсю орудует фотоаппаратом – осуществляет фотоохоту за знаками, я стою где-то рядом с Викой. Внезапно, Юра повернулся к нам и взволнованно вскрикнул:
    - Ребята, уберите фотоаппараты!
    Не успел Юра закончить свою фразу, как раздался резкий, грубый крик:
    - Убрать фотоаппарат! Эй ты, быстро ко мне! 
    Я огляделся. Этот грубоватый бас принадлежал усатому майору на КПП, который испепеляющим взглядом и в строгой форме приказал Саньку Артюховскому подойти к нему.
    - Съемка запрещена, быстро удалил кадр! Ты кто такой? Откуда?
    Майор явно решил поиграть в белорусского правоохранителя с нордическим характером, пустыми глазами, громким басом и отсутствием вкуса. Сразу бросилось отличие между сотрудниками МВД Украины и Беларуси. В Беларуси, чем выше звание у офицеров, тем седее их волосы. А в Украине, чем выше звание у офицера, тем больше у них живот! Работа, наверное, тяжелая, реально нелегко им. На самом деле, Александр Артюховский никакой угрозы для КПП не представлял, он просто фотографировал знаки. Вообще в этот раз милицейская смена на «Дитятках» была какой-то злой. После эпизода с фотоаппаратом и тучным майором с усами, к нам подошел старший лейтенант (он был явно худощавее, так как звание не позволяет) и приказал нам садиться в автобус, предварительно предъявляя паспорта. Затем отправился осматривать багаж. Давно такого не было, обычно процедура прохождения паспортного контроля на КПП «Дитятки» унылая и нудная процедура. А Лена Ковалевская, вопреки предположениям Фоксбата, на «Дитятках» так и не появилась… Неужели ее все-таки не будет с нами? Жаль, реально жаль. Хотя кто-то ведь написал это загадочное письмо от имени «ЧернобыльЗона» с просьбой взять термос в поездку. А кто? И для чего? Наверное, это останется загадкой…

    С радостью покинув КПП, отправляемся в Чернобыль. Юра включил матюкальник и стал рассказывать перворазникам о Зоне отчуждения. Вообще по пути к тридцатке Юра с кем-то довольно живо общался по телефону, рассказывая о погоде, которая становилась все более снежной и о самой нашей поездке. Приехав в Чернобыль и проезжая по улицам этого тихого города, поймал себя на мысли, что как будто приезжаю сюда в тридцатый раз. До боли все знакомое и ставшее родным… Улицы Советская, Полупанова, «Звезда Полынь», аллея. Красота! Даже зимой город не казался пустынным, чему подтверждением служат периодически проезжавшая техника по уборке снега. Если снег убирают, значит, жизнь в этом месте кипит!

    Поселились в готеле «Припять». Не успел я войти в холл гостиницы, как меня уже ждали сюрпризы. Оказывается красочные фотки с национальным оформлением интерьера – это вовсе не номера… Это холл гостиницы! А номера оказались еще хуже, чем в ЧИИшном бараке! Мне достался трехместный номер. Поселились, естественно, своим славянским трио – я, Вика и Фоксбат. 
    - Так, ну места вроде всем хватает, - осматривая наше помещение камерного типа, сказал я.
    - Ну, в любом случае не спать сюда приехали! – сказал Санек Артюховский.
    - Да и втроем веселее, – заключила Вика.
    На том и порешили. Возвращаемся в холл, где уже собралась наша радиоактивная банда. В холле установилась тишина. Спокойствие нарушил Илья Кравченко, который со всей своей волгоградской непосредственностью, спокойствием и прямотой спросил:
    - А мы жрать сегодня будем?
    - Ну конечно будем, - радостно ответил Юрий Татарчук, - айда в магазин! 
    Олег подвез нас до ближайшего чернобыльского магазина. Не успели остановиться и выйти из машины, как Фоксбат уже сделал недельную выручку продавцам на покупке «Живчика». Я лично ничего себе не брал, есть мне не хотелось, пить тоже. 
    - Так может конского сиропчика на всех купить? – предложил Макс Боровской.
    Макс приятный, добрый человек. Вне всякого сомнения – душа компании и катализатор отличного настроения.
    - Ну что я могу сказать? Вариантов нет, отказываться от инициативы конского сиропа было бы глупо, - отвечаю я.
    На что Макс Боровской (Istanbul), не говоря ни слова, приобрел объемную емкость сиропа. На самом деле в условиях мороза и априори промокших ног конский сироп благодаря своему уникальному химическому составу помогает хоть немного согреться и держаться в тонусе. Скажу честно, шепотом и по секрету: да, действительно, промелькнула такая мысль, чтобы в целях согрева принять по пятьдесят. Но, во-первых, потребление алкоголя строго запрещено. Ну, а во-вторых, не за этим сюда приехали, за пределами тридцатикилометровой зоны – сколько угодно, а здесь ни-ни. Иначе, ХОЯТ! А туда ой как не хочется.

    Вообще чернобыльские магазины не перестают меня удивлять. В принципе, нормальный ассортимент товаров вполне естественный для провинциальных небольших городов. Но больше всего меня поразил тот факт, что на два вида копченой колбасы и три сорта хлеба приходилось пятнадцать марок пива и около двадцати наименований крепкого алкоголя. Купить сыр в Чернобыле гораздо сложнее, чем скажем «Немирофф». Сухой закон, таковы правила, употребление алкоголя строго запрещено (в качестве доказательства яркая табличка с черными буквами внутри магазина).

    Так, подобьем бабки. Конский сироп у нас есть (спасибо Максу), я с собой на всякий случай взял жидкий кофеин «Бальзаминовый», Фоксбат затарился «Живчиком», Стас Сметана был весь в колбасе, у Аньки Жаровой была упаковка вкусной «Красной Хрени», ну а Вика знаменита тем, что категорически отказывается потреблять все вышеперечисленное. А Юра Татарчук рядом с кем-то эмоционально разговаривал по телефону.
    - Ты уникальный человек, - бросил в трубку Юра, – благодаря тебе сегодня ночью ни Молох, ни Планка, ни я не спали…

    Ничего себе! Не дать спать Молоху, Планке и Татарчуку причем одновременно? Сразу возникает вопрос, а кто это такой смелый? Да и что нужно сделать, чтобы три креативных и самодостаточных человека вот так взяли и забили на сон? Оксана отрастила калач на голове и перелогинилась в Юлю? «Экотест» сам решил платить покупателям, чтобы те забирали его продукцию? Сергей Попов устроился на работу в администрацию Зоны отчуждения? «Скан» родила кровососа? Даже не знаю, что думать… Может, Кацук в космос улетел? Никаких предположений и гипотез на этот счет не было, но факт действительно любопытный.

    Ну а мы, тем временем садимся в «Спринтер» и едем в сторону «Лелева». Обедать никакого смысла не было, так мы были очень ограничены временем в условиях короткого светового дня. В наушниках играет неофициальный гимн двухдневных поездок в ЧЗО:
    «Was wollen wir trinken sieben Tage lang, 
    was wollen wir trinken, so ein Durst! 
    Was wollen wir trinken sieben Tage lang, 
    was wollen wir trinken, so ein Durst! 
    Es wird genug f;r alle sein, 
    wir trinken zusammen, 
    rollt das Fa; mal rein, 
    wir trinken zusammen, nicht allein!»

    Подъезжаем КПП «Лелев» - границе десятикилометровой Зоны. И тут нас ждал не очень приятный сюрприз. Нам совершенно неожиданно преградил дорогу … крымский олень (!). Да, да, именно крымский олень! Зона, конечно же, уникальна своим животным миром, но чтобы вот так тут появился олень и где? На «Лелеве»?! Я знал о волках, диких кабанах, кошках, лошадях Пржевальского, человекообразных коней с твердым знаком «Ъ» на концах, кроте Припячкине, Очень ядерной Нерпе. Но чтобы олень, да еще и крымский? Первым делом, когда вернусь в Беларусь, сразу же завяжу пить черную «Оболонь». А то это уже точно непорядок – олени уже по зоне ходят! Белочка, белочка, где твое дупло… Слава богу, Олега и Юру крымский олень ничуть не смутил, правда, пришлось вернуться обратно в Чернобыль, сделать круг и через двадцать минут опять вернуться на КПП «Лелев». Я тщательно протер глаза и осмотрелся вокруг. Оленей, слава богу, уже не было, можно ехать дальше. На самом КПП как обычно тихо и спокойно, паспорта никто не проверял. Ох уж этот крымский олень…

    За окном хорошо! Нашему вниманию был предложен уникальный пейзаж зимней Зоны. Сквозь снежные сугробы выглядывают желтые знаки радиоактивности, которые обычно незаметны в летний период. Остатки домов, заброшенная МТС в Копачах, ЛЭП и много много снега! Делаем остановку у пруда-охладителя напротив градирен, третьей очереди и, конечно же, легендарного ХОЯТа.
    - Ребята, значит диспозиция у нас такая, - начал Юра Татарчук. – В такую погоду в сугробах мы реально мало куда попадем, если только  в течение получаса не отыщем танк. Хотя и танк найти тоже проблема. Поэтому будем смотреть в основном Припять.

    Ну, слава богу! Я очень рад такому развитию экскурсионного сюжета, так как хотел вдоволь походить по снежной Припяти.

    - Вас сейчас девять человек, группа компактная, поэтому много чего должны успеть посмотреть, - продолжил Юра. - Хотя на самом деле вас должно было быть десять человек, но одна из наших предполагаемых участниц  Лена Ковалевская застряла где-то между Киевом и Москвой, ее самолет из-за погодных условий в Жулянах не приземлился, покружил часа два и полетел обратно. Лена всю ночь выносила мозг мне, Молоху и Планке, так как умеет делать исключительна она. Мол, везите, как хотите меня в Зону и все тут!

    Вот где, оказывается,  псевдособака зарыта! Теперь понятно, почему утром на Южном терминале Антон Юхименко был злой, сонный, грустный и без молоховского блеска в глазах. Лена все же не приедет. Жалко, ведь так хотелось увидеть ее в Припяти. Вот блин… Обидно остаться в одиночестве без нашего главного энтузиаста и мотиватора, который таки организовал нас всех в поездку. Кстати, самолет Фоксбата парадоксальным образом приземлился-таки в Борисполе.  Саня летел из Питера через Москву с пересадкой в Домодедово. Его самолет сел, а Ленин нет…  Ленин нет? Ленин – жив! Любопытно. Ну, Сашу и колом не убьешь, даже если все ПВО Украины не пожелало его посадки, он все равно приземлился бы. «Родился ребенок, он делает шаг и первое слово – Саша-Foxbat!»

    А мы, тем временем, любовались красотами окружающего нас пейзажа.  Заледеневший пруд-охладитель, третья очередь, которая вместо привычного красно-бардового цвета приняла серый заснеженный облик и, конечно же, ХОЯТ.
    - ХОЯТ? - переспросил меня и Фоксбата Стас Сметана.
    - Ага, - ответил Саша.
    - А чем он знаменит?
    - Оттуда не возвращаются… - задумчиво промолвил Фоксбат.
    - А почему?
    - Потому что там Хром… - не менее задумчиво ответил я.
    Стас посмотрел на меня и на Фоксбата, и подумал: «да ну нафиг этот ХОЯТ!». И ушел в сторону. Действительно, ну его это страшное место! ХОЯТ сродни подземному царству мертвых Аид, где невозмутимый Харон, а в данном случае Хром, перевозит души усопших душ (юзеров). ХОЯТ сродни СИЗО №1 «Матросская тишина». Как известно, из «Матросской Тишины» только небезызвестному киллеру Александру Солонику удалось сбежать. Вот так же и из ХОЯТа смог сбежать только Tars. А так никто по своей воле не может покинуть ХОЯТ. Из ХОЯТа нет возврата! Никому не советую туда попадать, берегите себя, будьте осторожны. А в это время Юрий Татарчук продолжал веселить присутствующих своими байками.
    - Начиналось все еще в 2000 году, когда мне предложили идти сюда переводчиком в одну из этих компаний, - начал травить истории Юра. -  Ну, я решил присмотреться, в общем, что да как. Пришел на собеседование. Естественно, если я пришел на собеседование, то оно должно пройти удачно, по-другому и быть не могло. В общем, я типа принят, официально можно по-иностранному балаболить и понимать, что именно балаболят. И тут как раз начались первые переговоры с иностранцами. Я перевожу. В течение двух часов идет обсуждение. Суть разговора такова – а куда подевались бабки? Представители компании, с которыми велись переговоры, занимались проектировкой другого объекта – завода по переработке жидких и радиоактивных отходов. И вот два часа играем друг у друга на нервах. Бельгийская сторона пытается добиться, а где же арматура, деньги-то за нее перечислены и по факту она уже должна быть здесь и активно эксплуатироваться. А наша сторона с пеной из-за рта доказывает, что арматура есть, пришла она. То есть, ее нет, но она, тем не менее, есть! Представитель нашей стороны говорит: «я сам лично проверил, арматура качественная, хорошая». И вот такое двухчасовое обсуждение непонятно чего. «Ты видишь арматуру? – Нет. – И я не вижу, но она есть». Проходит два часа, бельгийцы так ни с чем и  уезжают, прибегает наш прораб и говорит: «арматура, арматура – пришла только что эта долбаная арматура, вся бракованная нафиг…» Я посмотрел на всю эту канитель и сказал: «да ну вас нафиг ребята с вашими стройками!» И вернулся работать к себе обратно в информационный центр.
    - А как Вы стали гидом? – полюбопытствовала Аня Жаркова
    - Ну, как говорится, в жизни не всем везет, - усмехнувшись, сказал Юра. – Мне вот не повезло…
    - Да ладно!
    -  Общеизвестно, что все изначально стремятся заработать какие-то деньги. В принципе, с этой целью и пришел работать я сюда. Ну, вот мне пообещали хорошую зарплату в информационном центре, работал я до этого в школе в Славутиче, преподавал английский. Но сам я по себе человек ленивый, считал, что эта работа нечто левое, а основное в моей жизни – это музыка, поэтому все, что происходит вокруг – это ширма, основное – это музыкальный фронт. Я работал в Славутиче. Почему? Эта работа позволяла приехать на работу, при этом особо не напрягаться. Хотя работал я честно, как ни странно. А вообще, если честно мне всегда было интересно посмотреть, как Припять выглядит. До этого мне предлагали, вот, мол, ты английский знаешь, переходи работать на станцию переводчиком. Это еще было в 1995 году. Ну, я им отвечаю, что это не моя цель – работать на станции, тем более на чернобыльской, мол, тем более там радиация - на хрен оно мне надо. А потом мне, в конце концов, сказали: «а хочешь поработать в зоне? Села заброшенные и т.д.». Ну а я не нашел ничего умного как сказать – хочу! Так попал я в информационный центр. А в 2000 году мы повезли в Зону первого чернобыльского туриста.
    - Так, а в чем Вам все же не повезло? – уточнил я.
    - Мечтал стать музыкантом, а в реальности стал Татарчуком!
    Я думаю, никто не обиделся, что Юра стал все же Татарчуком, а не профессиональным музыкантом. Глядя на этого позитивного и коммуникабельного  человека, я все пытался разгадать «феномен Татарчука». Почему многие экскурсанты, побывав в Зоне, с теплотой вспоминают о нем? В чем секрет его популярности?  Ну, лично для себя Татарчука я открыл после его легендарной фразы: «Я знаю, что все мы любим выпить, особенно пива, особенно я...». Такой человек априори вызывает уважение! А если серьезно, то Юра – естественный. Ему ничто человеческое не чуждо, отсутствует пафос, нет стремления как-то выделиться перед группой, стать лидером или подчеркнуть свой статус. Осознанно или нет, он сливается вместе с экскурсантами и становится неотъемлемой частью группы. У Татарчука никто не ходит строем, строго соблюдая отведенную дистанцию. При этом полностью отсутствует анархия, все участники группы предельно дисциплинированны, не сходят с маршрута и не отстают от сопровождающего. Феноменальный природный дар рассказчика, восточноукраинский говор  и нестандартный юмор – основные инструменты воздействия Юры на окружающих. Может быть, когда-нибудь я соберу в одну брошюру все Юрины крылатые выражения и яркие высказывания, при всем уважении к Мише Задорнову, он будет курить нервно в стороне. Юра – действительно уникальный человек, поэтому все, кто еще не ездил в двухдневные поездки – быстро регистрироваться на «ЧернобыльЗоне» и бежать оплачивать. 
    А мы садимся в «Спринтер» и уезжаем подальше от ХОЯТа в сторону станции к смотровой площадке. Снегопад усиливался и усиливался! Деламе традиционную остановку у Аллеи памяти пожарных и сотрудников ЧАЭС, погибших при тушении пожара. Светлая память! Я, как обычно, фотографирую Прометея. Прометей зимой неистово прекрасен, черно-белый красавец в окружении падающих снежинок. А сомы спокойно спят в пруду, толстый слой льда априори сделал невозможным их кормление. Хотя лично для меня кормление сомов – это просто дань традиции, лично я не вижу ничего особого в этой процедуре. Впрочем, это сугубо мое личное мнение.
    Подъезжаем к Четвертому энергоблоку. Самое грустное место в поездках в ЧЗО, летом я вообще почти ничего не говорил и ни с кем не разговаривал здесь. Хотя именно сейчас я был наиболее восхищен от увиденного! Просто в предыдущих поездках, когда  приезжали на смотровую площадку ЧАЭС, стояла яркая солнечная погода. Сейчас было пасмурно и снежно! Потрясающая атмосфера! 
    - Ребята, а давайте все же сделаем общее фото, - предлагаю я.
    Общее фото решили делать силами непримиримых противников – Кэнона и Никона. Фотографом единогласно избран Юрий Татарчук, Чуров тут был бессилен, как бы не старался. Свои зеркалки для общего фото дали Юре Анька Жаркова и Руслан Рудый. Строимся дружно в ряд.
    - Ну, я, конечно, не могу в «позе Молоха» фотографировать, но что-нибудь попробую сделать, - предупредил нас Юра и встал в «позу снайпера». – Снимаю!
    Веселые такие фотки получились. Посмотрев на строящуюся Арку, отправляемся в город, предварительно остановившись у стеллы «Припять». К стелле подойти было сложно из-за сугробов, но разве нас это остановит? Надпись «Розважiв», которая появилась еще летом,  на стелле кто-то старался замазать, но она по-прежнему видна. Помимо стеллы делаем фотки еще с желтым знаком радиоактивности. С чувством выполненного атомного долга садимся в автобус и, наконец, отправляемся в Припять!
    Сердцебиение учащается, дыхание становится прерывистым, эмоционально начинает штормить. «Вот и город, еще чуть-чуть и первые дома покажутся, скорее бы…» - внутри буквально все клокочет. Подъезжаем к КПП.
    - Смотри, вот дом с двухуровневой квартирой, - почти кричу я.
    - Ничего себе, какая красота! – эмоционально взрывается Фоксбат.
    - Очешуеть! – воскликнула Вика.
    Нашим взорам открылась невероятно красивая картина. Заснеженные деревья вкупе каменными очертаниями домов давали потрясающий визуальный эффект! Как мы помним,  летом деревья буквально насыщены листвой, которая значительно ограничивает видимость зданий. Сейчас картина была в чем-то схожей, так как на ветках деревьев скопились огромные массы снега, что также немного ухудшало видимость! Но именно эта заснеженность придавала городу особый блеск и креатив. Во-первых, видимость хоть и была ограничена наличием снега на ветках деревьев, тем не менее, очертания домов можно было наблюдать гораздо лучше, нежели в летний период. Во-вторых, ослепительно белый цвет придавал контраст серым зданиям, и от плотного соседства со снегом дома сами становились светлее и ярче. И всю эту красоту дополнял обильный снегопад. Потрясающе! Кстати, по мере нашего приближения к Припяти снегопад становился сильнее и сильнее. В самом городе уже была метель. Но нас это особо не волновало! Мы в Припяти – и это главное!
    - Вот дом с ленинскими заветами, - продолжаю я.
    - Все здесь абсолютно по-новому! Как будто первый раз вижу Припять! – воскликнул Санек Артюховский. – Словно не было предыдущих поездок!
    Веселимся как дети! Именно в этот момент хочется впасть в беззаботное детство и веселиться! А Стас Сметана смотрел на нас и не понимал ничего! Впрочем, а зачем кому-то нужно что-то понимать. Мы приехали в Припять и это самое главное сейчас! Ну, здравствуй город, принимай своих гостей!
    Проехав по Ленина, поворачиваем налево по Курчатова. Фекалка, «Энергетик», Торговый центр и, конечно же, шестнадцатиэтажка на Лазарева 1. На центральной площади снег стал немного спадать. Интересно было смотреть на легендарные гербы на шестнадцатиэтажках на фоне снега (Костя кинул кости? – ничего серьезного, просто оффтоп, клавиатуру проверял – П.А.). Не останавливаемся, дальше едем по Курчатова на пересечение с Лесей Украинкой. Останавливаемся. Выходим. Девятиэтажки-вертушки на фоне заснеженных деревьев и лесная дорога, уходящая на север к «Фудзияме». И снег! Много снега!!! Красота! Юра Татарчук одевает свой зеленый капелюш, а мы дружно выходим из «Спринтера». У Аньки Жарковой тоже классный капелюш с собой. Я одет по-весеннему. Зато у меня два шарфа с собой – шарф минского «Динамо» и Советского Союза. Да, да, шарф с символикой СССР я взял с собой. Теплый он очень, идеи коммунизма согревают сердце так сказать.
    - Ребята, а пойдемте к Ковшу, все равно недалеко от него находимся, - предложил Юра Татарчук.
    Идем все вместе к Ковшу имени Руслана Мурадова. Кто шагает дружно в ряд – радиоактивный наш отряд! Снега по колено, но ноги пока еще сухие. Идем нехожеными тропами. Если здесь и был кто-то до нас, то это было слишком давно. Впереди идущим представлялась общественно-социальная миссия – расчищать снег для остальных, чтобы лучше передвигаться. Нелегкое это дело – идти по нечищеному снегу, тем более по колено, а то и выше. Ну, нам с Фоксбатом как-то пофиг, мы идем и нам хорошо! Мы – в зимней Припяти! Недалеко от Ковша имени Руслана Мурадова
    - О! Здесь в августе куча металлолома лежала, - обратил внимание Саша на подходе к Ковшу имени Руслана Мурадова.
    - Здесь и танк раньше стоял, - заметил Юра Татарчук.
    - А танк использовался как тягач? – вступил в разговор Руслан Рудый.
    - Скорее всего. А вот на базе танка Т-54 был сделан легендарный ИМР.
    Краем глаза замечаю, что при упоминании Юрием инженерной машины разграждения у Санька Артюховского сразу заблестели глаза и радостно задвигались желваки. А тем временем, мы уже подошли к Ковшу.
    - О, Ковш, - воскликнул Максим Боровской
    - Грейферный Ковш, - промолвил Фоксбат
    - Да ну, 7 миллирентген… - возразил я.
    - Ну, тогда необычный грейферный Ковш, - не унимался Фоксбат.
    - Вот если был «почти миллирентген», тогда можно было бы сказать, что это действительно, «о боже, мама, это круто».
    - И что?
    - А так это просто Ковш имени Руслана Мурадова.
    - Да, да, так и есть, - согласился со мной Юра.
    Самого Руслана Мурадова мы не встретили, как ни странно, зато с нами был другой Руслан – Рудый, который мило шел рядом с Анной Кичатовой. Хорошая пара! Зато Ковш облюбовала крыса Агриппина. Да, да, есть и такой персонаж в насыщенном животном мире Зоны. Сделав дежурное фото у Ковша, возвращаемся обратно на пересечение улиц Курчатова и Леси Украинки.
    Двигаемся по Курчатова прямиком в центр города. А я все не могу оторваться от пятиэтажек с двухуровневыми квартирами. «А может, туда?» - предательским образом мелькнула крамольная мысль. Как оказалось, я в своих мыслях был не одинок.
    А мы зайдем в двухуровневые квартиры? – полюбопытствовала Анька Жаркова.
    - Ну а почему не в трехуровневые сразу? – вопросом на вопрос ответил Юра Татарчук. – Нечего там смотреть, ничего интересного…
     - А мы будем заходить куда-нибудь? – не унималась Аня.
    - Ну, вообще первый день двухдневок посвящен перворазникам, - отвечаю я.- Сейчас пойдем делать «Петлю Юрия Татарчука».
    - Это как?
    - Маршрут для новичков – Курчатова, «Энергетик», колесо обозрения, торговый центр. По кругу, в общем.
    - А вообще, многое зависит о того, насколько хорошо мы будем себя вести на творческом вечере, - вступил в разговор Фоксбат.
    - Творческом вечере? – уточнила Аня.
    - Ну, да. Юра – музыкант ведь. Если хорошо будем себя вечером вести, Юра обязательно преподнесет сюрприз и покажет какой-нибудь эксклюзив.
    - Татарчук не был бы Татарчуком, если приятно не удивит экскурсантов! – говорю я.
    Продолжаем, тем временем, держать путь в сторону центральной площади. Рядом со мной Вика Скоробогатько и Анька Жаркова. Обе – диаметрально противоположные личности. Аня сама грация, экспрессия, драйв. «Будзьмо, будзьмо? – Хэй, Хэй, Хэй!!!» Анька просто сгусток энергии и позитива, она всегда в центре внимания.  Увидишь ее один раз – не забудешь никогда! Вика более домашняя, внешне спокойная. Для Вики посещение Припяти – это непросто экскурсия, это нечто большее. Вика глубоко переживает Чернобыльскую трагедию и посещение города для нее что-то вроде жизненной необходимости. Вика спокойная и правильная. Благодаря ее спокойствию и соблюдению некоторых правил, я точно теперь знаю, почему в августе мы были сверчками. Вика – стремный фотограф. Да, да именно так. Я не знаю как у нее получается ловить мою физиономию в самых нереальных ракурсах, фотография с моим звериным тигровым оскалом – это не постановка, просто Вика вовремя сориентировалась. Но даже таких разных по духу людей Вику и Аню объединяет кое что. Вернее, не что, а кто. И имя ему – Константин. Нет, речь идет не о знаменитом сталкертуровском Костяне, а о Константине Кинчеве! И Вика и Аня его ярые фанатки. Где еще может собраться неофициальный фан-клуб «Алисы»? Только в Припяти. Кстати, на концерт «Алисы» Анька благополучно попадает 23 февраля. «Кому чья, а мне досталась трасса Е-95!»

    Ну, трассы под ногами не было, были глубокие сугробы, да и не Е-95, а улица Курчатова. На подходе центральная площадь. Слева от меня магазин продовольственный «Восход» (Курчатова 18а), на который в своих предыдущих поездках я почему-то мало обращал внимание. Так, уже пришли в центр города. Почему-то вспомнилось один мотив: «заметает снегом без конца, самому пока не верится…». Вновь в центр города пришла метель. А мы идем и идем. По пути забежали в «Радугу», что у знаменитого «Белого Дома», уж больно симпатичный снеговик там стоял. Да, да – в Припяти есть снеговики и это не может не радовать! Заходим на вираж «Петли Юрия Татарчука». Гостиница «Полесье» просто утопает в снегу, обычно серый фасад здания стал неправдоподобно белым и ярким. Такой вот визуальный эффект давал непрекращающийся снегопад. Двигаюсь к проходу между «Энергетиком» и  гостиницей. Периодически проваливаюсь вглубь сугробов, порой по самые колокольчики. Ощущаю, что ноги начинают уже мокнуть, но разве нас это остановит? «Вперед, только вперед!». Некоторые мои знакомые – ярые любители пощеголять в Зоне в камуфляже, берцах и прочем армейском снаряжении  с явным намеком на то, что они собираются объявлять войну Ирану. Причем количество и запах пота, который непременно будет близким и благоухающим союзником их не волнует абсолютно. «И хрен с ним, главное – мы в камуфле!» Только вот побродить в заснеженной Припяти по пояс в снегу и в мороз – на это не каждый отважится. Вот и в нашей поездке не оказалось таких вот задунайских рембо. И правильно, мы ведь не «рембы» – мы кролики! В летнее, весеннее и осеннее время в Припять сможет приехать любой. В лютый январский снегопад и мороз – только отчаянные!

    Ну, наконец, дошли до колеса обозрения. Ржавые металлические конструкции колеса удивительным образом классно сочетались со снегом. Уверен, у каждого из нас просто фантастические фотки колеса получились. Кстати, парк аттракционов и конкретно колесо обозрения на небольшое время превратились в «колесо оборзения». Так как именно на этом месте «Петли Юрия Татарчука» группа растянулась. 
    - По ходу мы последние люди в этом городе… - резюмировал Юра Татарчук.
    - А остальных съели зомби? – прикольнулась Аня.
    - Неа, мутанты, - ответил Фоксбат. - Поутру из частного сектора Чернобыля такой рев раздавался, что я теперь понимаю, откуда эти мифы про мутантов пошли.
    - Вот вы это услышали – придется и вас сожрать тоже, - усмехнулся Юра Татарчук. – Не находите аналогий с Чернобыльской Диареей (фильм «Запретная Зона», Chernobyl Diaries – англ. – П.А.)? Там тоже был проводник Юра и люди внезапно пропадали…

    На самом деле группа немного растянулась из-за глубоких сугробов, все-таки их преодоление отнимало немало физических сил. Нужна была небольшая передышка. А где еще можно отдохнуть в Припяти? Правильно – в ДК «Энергетик». Направляемся туда. Самое интересное, что я много раз ходил по Припяти рядом с ДК, но ни разу не заглядывал вовнутрь. Исправляем этот досадный пробел, заодно и переведем дух. Сразу заходим в помещение, где лежали портреты членов Политбюро ЦК КПСС и различная агитационная атрибутика. Смотрю на портреты партийной номенклатуры. Вижу секретаря ЦК КПУ В.В. Щербицкого, министра обороны маршала С.Л. Соколова, заведующего Международным отделом ЦК КПСС Б.Н. Пономарева. Что любопытно – город потихоньку зарастает, ветшают и обваливаются здания, разрушается асфальт и только советским агитационным плакатам и идеологическим стендам хоть бы хны. Как новенькие, такое чувство, что только вчера из типографии. Я, конечно же, с искренним уважением отношусь к Советскому Союзу, уважаю историю и свято чту память тех, кто погиб защищая Отечество, а также в локальных конфликтах и при ликвидации последствий аварий на ЧАЭС. Это героическая история нашей страны! Причем та история, которой следует гордиться. Но некоторые идеологические выкладки советской агитации меня просто приводят в состоянии футуршока. Я молчу про знаменитый боян, который нам показывали еще на лекциях в Академии МВД, когда показывали фильм про пенитенциарные учреждения исправительного типа. Тогда в кадре мелькала колонна заключенных, а рядом каменный Ильич с пламенным призывом: «верной дорогой идете, товарищи». Ну, это еще пустяки, но как правильно понять слова и при этом не ошибиться:
    «Ленин всегда живой,
     Ленин всегда с тобой…
     Ленин в твоей весне, в каждом счастливом дне,
     Ленин в тебе и во мне!»
    Что-то какой-то многостаночник получается вождь мирового пролетариата, ведь мало того, что он жив, так он еще умудряется одновременно быть в нескольких людях. И как это у него получается? Видимо, нам, простым смертным, этого не понять. Наше дело пролетарское, нам нечего терять кроме своих цепей!
    - О господи, а это еще кто? – спросил Фоксбат, увидев в темноте на полу очередной портрет советского партийного чиновника.
    - Это Саша, не Господи, а Виктор Михайлович Чебриков, председатель КГБ СССР, - отвечаю я.
    - Ух еп твою, - испугался Фоксбат.
    Я его понимаю, сам не хотел бы в реальной жизни встретиться с председателем КГБ (кстати, на сегодняшний день в живых остался из председателей только В.В. Бакатин, хотя кадровые чекисты вспоминает его преимущественно непечатными словами – П.А.). Да и вообще, где можно вот так взять и встретиться с председателем КГБ СССР? Правильно, только в Припяти! В самом ДК я еще с удовольствие полюбовался красивым панно, которое, к сожалению, потихоньку обваливается. Ну что, культурно отдохнули в ДК – можно и в торговый центр.
    Не знаю почему, первым делом в торговом центре натыкаюсь на информационную табличку «пиво». Видимо, это судьба… Но больше всего мне понравилось, что по соседству с табличкой «пиво» находилась табличка «мясо». Пиво и мясо! Что еще нужно советскому человеку для счастья? И конечно, я не мог пройти мимо тележки для товаров!  Да, атмосферно, что уж тут говорить. 

    К этому времени многих из нас настигла одна небольшая проблема. Из-за обильного снегопада нас охватило состояние страха за свои зеркалки. Единственный вариант – просто убрать фотоаппараты в сумку и все. Ну, разве это возможно сделать, находясь в Припяти? Нереально, особенно когда вокруг такая красота! Кстати, благодаря Илье Кравченко я начал снимать, исключительно смотря в видоискатель, окончательно забыв при этом про режим автофокусировки. Илюха, как выходец из Сталинграда, ярый антагонист «Единой России» и «Молодой Гвардии», фотограф-виртуоз и просто хороший человек!
    - Совсем не проваливаемся, - утопая почти по пояс в сугробах, говорю я.
    - Так, давай я пойду спереди, теперь моя очередь целину прокладывать, – взял инициативу поводыря, Фоксбат.
    Фоксбат – самолет! Саша высокий, ноги длинные, ему полезно идти впереди, тем более в Припяти. Ноги уже не просто мокрые, они буквально затоплены образовавшейся водой в ботинках. Пока еще не мерзнут. Запасную пару ботинок я не брал, термобелье тоже, перчатки не ношу в принципе. Эх, зря я не прислушался к рекомендациям Ленки Ковалевской по поводу экипировки в зимней Припяти. Обычно говорят «послушай красивую девушку и сделай наоборот», в данном случае нужно говорить так: «послушай Лену Ковалевскую и сделай все, что она хочет, а иначе…». Зато у меня два шарфа, красный и синий. И они еще греют как ни странно.
    Категория: ЧЗО | Добавил: Гадский-Папа (09.06.2018) | Автор: Александр Посталовский
    Просмотров: 343 | Теги: Чернобыль, Александр Посталовский, припять | Рейтинг: 0.0/0
    Похожие материалы
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:

    Поиск

    Архив

    Облако меток

    Комментарии блога
    ...

    Совсем страх потеряли. Хотя нет, явно не для себя собирали, а на прода...

    У нас в России на базарах иногда ловят с радиоактивными ягодами торгаш...

    А кто признается?... Деньги и только деньги, и ни чего личного......

    И как всегда:

    В СМИ появились публикации, авторы которых ...

    Из газеты... Как попилили аналогичную антенну...
    ...

    Картина маслом... Кругляк прочипиророван чуть-ли не самым низким сорто...

    Директор Ассоциации чернобыльских туроператоров Ярослав Емельяненко по...

    Истину сказал этот человек, но не только в этом причина поджогов в Зон...


    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner



    Top.Mail.Ru
    Блог Гадского Папы © 2020
    Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте