Блог Гадского Папы
Ахтунг!
  • RSS-ленты

  • Новостная лента.

    Форумная лента.

    Файловая лента.

    Блог.


  • Поделись
    Поделись с другом
    Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    Навеянное книгами и играми серии Сталкер
    Чернобыльская Зона Отчуждения [341]
    О Припяти, про аварию на АЭС, про ликвидаторов аварии и про нелегалов сталкеров
    Интересное [145]
    Не только о Чернобыльской Зоне Отчуждения
    Юмор [6]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [29]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Зарево над Припятью [12]
    Дмитрию Биленкину - писателю и другу - посвящаю. (Владимир Губарев) Людям, кто не в теме, оброс толстой "урбанистической" кожей и не понимает жизни в маленьком городке, думает, что мир "вращается вокруг него" и "это было давно и неправда" - читать ... рекомендуется
    Игровой мир [30]
    На тему игры Сталкер и не только....
    Темы форума
  • Тёмное Братство – Проклятые Зоной (1)
  • С Днём Рождения (4)
  • Последний Сталкер (11)
  • Дневник сталкера (0)
  • Листая альбом.... (11)
  • Серии - Зона Отчуждения.... Потерянное Детство.... (0)
  • Бросок на Приштину. 20 лет (1)
  • 1985 год. Освобождение заложников (0)
  • Василий Кочетков. Солдат Русской Армии (0)
  • Текст из пяти магнитофонных кассет (11)
  • Надоела реклама на сайтах?... (1)
  • Регистрация (2)
  • Факты и пасхалки (2)
  • Был крик Топтунова: Мощность реактора растет с аварийной (0)
  • Скриншоты (13)
  • >
    Наш опрос
    Хочу в Припять!
    Всего ответов: 93
    Контакты!
  • Связь с администрацией
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0





    Главная » 2019 » Май » 28 » Создание рубежа охраны в зоне Чернобыльской АЭС
    02:52
    Создание рубежа охраны в зоне Чернобыльской АЭС


    В первые дни после катастрофы на Чернобыльской АЭС наряду с другими работами, проводимыми Минсредмашем, одной из важнейших задач стало создание надежной системы физической защиты для предотвращения несанкционированного проникновения посторонних лиц на территорию, подвергшуюся радиоактивному заражению, и распространения из нее радиоактивных материалов.

    К середине мая 1986 года Правительством было принято решение определить вокруг ЧАЭС зону, являющуюся опасной для пребывания в ней населения и сделать ее запретной для свободного доступа. Это также позволяло не допустить вывоз зараженных материальных средств из зоны и пресечь попытки обыкновенного мародерства.

    Запретная зона получила название «зона отчуждения». Ее еще называли «30-ти километровой зоной», так как радиус этой зоны в среднем составлял эту цифру. Решение этой задачи предполагалось осуществить путем установки по периметру зоны отчуждения сигнализационных систем, используемых в пограничных войсках, которые имели вид забора из колючей проволоки, натянутой на деревянных опорах, и подключенных к аппаратуре «Скала-1М».

    Первые предложения о строительстве заградительных инженерно-технических сооружений по периметру 30-километровой зоны ЧАЭС на уровне ОГ Политбюро были обсуждены при посещении Н. И. Рыжковым района ЧАЭС 2 мая 1986 года. МО, МВД, МСМ, пограничным войскам поручалось подготовить совместные предложения о порядке реализации решения руководства страны.

    В результате проведения ряда рабочих совещаний вышеуказанных министерств и ведомств с участием руководителей СТУ Минсредмаша было принято следующее решение:

    Пограничные войска выделяют за счет своих резервов и фондов аппаратуру сигнализационной системы «Скала-1М» в необходимом для прикрытия границы зоны отчуждения земель вокруг ЧАЭС количестве, полиэтиленовые изоляторы, колючую проволоку, ворота, антраценовое масло для пропитки опор системы, а также специалистов для оказания помощи в организации работ по строительству сигнализационных систем, техническом руководстве ими и консультаций.
    Министерство обороны силами полка 25 Чапаевской дивизии осуществляет расчистку трассы (шириной до 10 до 20 м) и строительство сигнализационных систем.
    Министерство внутренних дел изготавливает и доставляет в места строительства другие необходимые строительные материалы (опоры сигнализационных систем, кабельная продукция, цемент, гвозди. Металлопрокат для устройства заземлений и др.) принимает в эксплуатацию сигнальные системы и осуществляет охрану границы зоны отчуждения.
    Министерство среднего машиностроения осуществляет проектирование, монтаж, наладку, испытания и сдачу в эксплуатацию сигнализационных систем. Со стороны Минсредмаша эту работу осуществляло Специальное техническое управление (СТУ) и подчиненный ей Всесоюзный научно-исследовательский институт физических приборов (ныне ФУГП "СНПО"Элерон«).
    Эти предложения легли в основу Постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 29 мая 1986 года № 634-188. МВД, МО, Минсредмашу было поручено в месячный срок обеспечить ограждение участков, опасных по радиоактивному загрязнению с максимальным использованием инженерно-технических средств охраны.

    Руководство данными работами от Минсредмаша непосредственно в зоне аварии возглавил начальник Специального технического управления 2 Главного управления генерал—майор Е. Т. Мишин, крупный специалист и идеолог в области обеспечения безопасности ядерноопасных и особо режимных объектов.



    Генерал-майор Е. Т. Мишин, участник ВОВ — руководитель работ по созданию 30-километровой зоны на Чернобыльской АЭС в 1986 году

    Вместе с ним в зоне катастрофы выполняли свой воинский долг офицеры из его подразделения, пошедшие с ним также боевой путь в Афганистане: полковники А. М. Моисеев, А. А. Салмов, подполковники А. Х. Асфандияров, В. П. Гринин, В. Я. Чубарь, и проявившие себя в других регионах: полковник А. И. Кузовлев, подполковники Ю. Л. Давыдов, Ю. И. Демин, В. П. Горохов, В. Ю. Куров, В. М. Рогачев, А. З. Сергеев и В. В. Яковлев. Практически все эти офицеры были воспитанниками Минсредмаша. Они трудились ранее либо в научно-исследовательских институтах и центрах и отрасли, либо на других предприятиях атомной промышленности. Многие из них являлись авторами научных работ и были специалистами в области ядерной физики — то есть воплощали в себе уникальное сочетание: достоинство военных специалистов и ученых в области знаний, в которых и нуждалась страна в то время при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

    Имея практический военный опыт действий в экстремальных условиях, организационный опыт работы с научно-исследовательскими проектами и монтажно-наладочными предприятиями по оборудованию сигнализационными системами протяженных участков государственной границы, названные офицеры, зная реальные масштабы Чернобыльской катастрофы, в первые же дни добровольно и немедленно приступили к выполнению поставленной задачи, так как времени на подготовку было явно недостаточно и медлить было нельзя. В зоне, подвергшейся радиоактивному заражению, в первые дни проживало много людей, продолжалась их производственная и сельскохозяйственная деятельность. Уже приступили к работам по ликвидации последствий катастрофы армейские подразделения и гражданские организации, в связи с чем серьезные опасения вызывала возможность распространения за пределы зоны аварии радиоактивного заражения местности и вывоза из нее радиоактивно зараженных предметов в другие районы. Поэтому введение строгого пропускного режима и радиационного контроля в зоне катастрофы являлось актуальной задачей, а сооружение вокруг нее указанных сигнализационных систем обеспечивало надежную гарантию, наряду с принятием других организационных мер, дальнейшего нераспространения радиоактивного заражения.

    Изучение зон отчуждения началось с воздушной и наземной рекогносцировки рубежей, предполагаемых мест дислокации войсковых частей, расположения комендатур, контрольно-пропускных пунктов и др. В этих работах участвовали представители МВД, МО, МСМ. Необходимо было выбрать единственно правильную дислокацию системы охраны. Но, конечно основой в подготавливаемых решениях была реальная радиационная обстановка как в местах производства строительно-монтажных работ, так и в размещении военнослужащих и специалистов.

    Для обеспечения качественного выполнения работ на данном этапе были созданы комплексные рекогносцировочные группы. В их состав вошли офицеры инженерно-технического управления МВД ССР и ВВ, представители Минсредмаша и специалисты Госкомгидромета СССР.

    С целью облегчения работ и сокращения времени их проведения весь фронт работ по рекогносцировке был разделен на участки: Прикарпатский, Белорусский и Киевский (по наименованию прилегающих округов). Работа рекогносцировочных групп сводилась не только к определению трассы ограждения, рубежей охраны и оценке радиационной обстановки. Необходимо было «привязать» дороги для подвода строительных материалов. Решались вопросы выбора мест для строительства мостов и водопропускающих сооружений. Определялись места дислокации комендатур и КПП на дорогах.

    Проводимые работы координировались штабами оперативных групп, Минсредмаша, МВД и МО. Ход выполнения графика работ по строительству рубежей охраны контролировался ПК. На ее заседаниях регулярно заслушивались доклады начальника ОГ МВД СССР и руководителя работ от МСМ генерал-майора Е. Т. Мишина.

    Проведенные предварительные изыскания, а в дальнейшем и детальное проектирование, сразу показали объем и сложность этих работ. Предстояло в условиях лесисто-болотистой местности на протяжении 200 километров пробить трассу шириной от 10 до 20 метров, установить порядка 70 000 деревянных опор, натянуть 4,0 миллиона метров нитей колючей проволоки, провести линии связи и сигнализации, построить десятки мостов и водопропусков, уложить на болотистых участках гати, оборудовать по всему периметру грунтовую дорогу, построить помещения для установки аппаратуры и размещения в них личного состава. В дальнейшем было также принято решение огородить сигнализационной системой и город Припять. На все строительные, монтажные и наладочные работы давалось 15 дней.

    4 июня 1986 года в 16 часов 30 минут на самолете ТУ-134 первая группа специалистов МВД, СТУ МСМ и пограничных войск вылетела в Киев. В составе этой группы начальник СТУ МСМ СССР генерал — майор Е. Т. Мишин и заместитель начальника отдела 2-го ГУ МСМ полковник Ю. И. Демин. От пограничных войск в состав группы вошли: полковники-А. С. Багдасаров — начальник кафедры инженерного обеспечения и технических средств охраны границы Высших пограничных командных курсов и В. Н. Чернобровкин — заместитель начальника инженерного отдела управления войск Западного пограничного округа КГБ СССР; подполковники — М. З. Рубцов — заместитель начальника отдела инженерно-технического управления ГУПВ КГБ СССР и Ю. Н. Морозов — старший офицер инженерного отдела округа Во время полета проведено первое совещание, организованное начальником внутренних войск МВД СССР генералом армии И. К. Яковлевым.

    4 июня в 17 часов 45 минут самолет совершил посадку в аэропорту Борисполь. Сразу же по прилету в Киев группу отвезли в одну из частей МВД, где все сдали повседневную форму и переоделись в полевую. В этот же день был определен порядок работы группы, получен инструктаж по мерам безопасности на загрязненной местности, получены индивидуальные дозиметры. Не доезжая до Чернобыля, в одной из частей МВД остановились на отдых. В 3.00 5 июня руководство МВД, МСМ и Погранвойск провели краткий обмен мнениями по складывающейся обстановке и определили предварительный план работы на предстоящий день. После подъема 5 июня в 5.00 и завтрака в 6.00 на автобусе выехали в Чернобыль, до которого было свыше 100 км.

    В 9 часов на совещании в штабе по ликвидации последствий катастрофы были заслушаны предложения руководителей групп по вопросам организации ликвидации последствий катастрофы. В 12.30 группа офицеров с представителями сельских советов, химика-дозиметриста на вертолете МИ-8 вылетела в район предстоящих работ. Производя замеры уровней радиации, выбрали трассу для образования системы сигнализации. Тут же совместно с представителями местных властей составили акты отвода земельных участков. В 14.00 вернулись в Чернобыль.

    В период с 5 по 9 июня, уяснив обстановку, условия проведения работ и прохождение границы зоны отчуждения, разработали проект строительства сигнализационных систем, технические решения по их конструкции, произвели расчет потребности строительных материалов и оборудования, необходимых для установки сигнализационных систем и передали оперативным группам Госснаба СССР и Украины для организации их поставки в Чернобыль. При этом было решено построить 195,6 км сигнализационных систем «Скала-1М» (бескозырьковый вариант) по границе отчуждения и 9,6 км вокруг города Припять. Министерство обороны развернуло 25 мотострелковую дивизию и разместило ее части вокруг зоны отчуждения. Строительство сигнализационных систем должно было начаться одновременно на четырех участках, на каждый из которых заблаговременно выехали специалисты для оказания помощи командованию частей дивизии в подготовке и руководстве работами.

    9 июня с 15 00 до 17.00 офицерским составом дивизии было проведено показательное занятие для командования частей и подразделений, привлеченных к обустройству системы сигнализации, на котором был показан практически весь технологический процесс строительства сигнализационной системы (от разбивки трассы для строительства до завершения строительства сигнализационного заграждения). На занятиях присутствовал первый заместитель командующего Юго-Западным направлением, первый заместитель начальника инженерных войск МОСССР генерал-лейтенант Горбачев, а также представитель командования внутренними войсками.

    Особое внимание было обращено на тактико-технические данные системы «Скала-1М», последовательность строительства объектов, нормы расхода строительных материалов. После занятий были определены силы и средства для работ на украинском и белорусском участках. Ответственность за строительство сигнализационной системы на всем участке возлагалась на развернутую по мобилизационному плану 25-ю мотострелковую дивизию имени В. И. Чапаева. Необходимый для развертывания работ запас опор, антраценового масла, полиэтиленовых изоляторов и гвоздей был создан, и 10 июня личный состав дивизии приступил к работам.

    В период с 5 по 9 июня была проведена основная работа по определению границ зоны отчуждения, приняты необходимые конструктивные решения, разработана первая очередь проекта строительства, произведен подсчет необходимого количества материалов, оборудования и организована их поставка. С 10 июня силами 25 дивизии под техническим руководством специалистов СТУ МСМ и офицеров пограничных войск началось строительство. Отсчет времени пошел.

    Конечно, по обычным меркам такого ограниченного времени (5 суток) на организацию доставки строительных материалов на участки строительства, подготовку и обучение состава было явно недостаточно. Но здесь обстановка, как и на войне, не давала нам лишнего времени, да и до сознания каждого, кто был привлечен к строительству сигнализационных систем, было доведено, что, чем быстрее эта работа будет закончена, тем меньшую дозу облучения он получит.

    Для помощи дивизии в организации работ в штаб дивизии, в каждый полк, батальон, роту были направлены специалисты внутренних войск (ВВ). Координировал их деятельность заместитель начальника штаба ВВ генерал-майор Н. Андриянов. Что происходило в этот период, рассказывают очевидцы происходящих событий.

    Из воспоминаний полковника А. С. Багдасарова:

    «С утра 10 июня начали рекогносцировку трассы строительства. В рекогносцировке участвовали также командиры батальонов и рот. За день мы проехали свыше 300 км. Постановку задач командованию подразделений закончили в 23.00.

    11 июня 1986 года Председателем ПК был утвержден график работ, определены их объемы, конкретные исполнители и сроки выполнения. Предстояло построить сигнально-заградительную систему.

    К этому времени был составлен план работ на 11 июня 1986 года. К 8.00 следующего дня все было организовано и начались практические дела. Вероятно, это был самый трудный день моей командировки. Именно в этот день впервые в моей жизни надо было оборудовать сигнализационную систему не на государственной границе, а в центре нашего государства. Впервые мне пришлось участвовать в закрытии сел и поселков.

    И вот мы в 8.00 находимся на правом фланге Белорусского района у реки Припять. У того берега реки мы должны установить первую опору будущей системы. Еще и еще раз беседую с офицерами, сержантами и солдатами по вопросам порядка строительства, и особенно по мерам безопасности при работе в зоне радиационного загрязнения. Так как на данном этапе специальной техники у нас еще не было, пришлось многое делать вручную. Это во многом определило организацию работ: одна рота занималась отрывом ям под опоры, другая рота ставила опоры, третья занималась разметкой и набивкой линейной части.

    Для того, чтобы построить один километр линейной части сигнализационной системы, необходимо:

    отрыть ямы для опор (20×20×90 см), 333 шт;
    установить опоры, 333 шт;
    набить полотна колючей проволоки (21 нить), 28 тонн.
    Надо также учитывать, что опора перед установкой обрабатывается специальным антисептиком.

    К концу дня мы вошли в режим работы. Итог: построено 3 километра линейной части. Убедившись, что командир батальона и командиры рот освоили технику работы, мы с майором В. П. Скрипником направились во второй батальон, который в этот день занимался расчисткой трассы. Эти же задачи выполнял и 3-й батальон. Трассы этих батальонов проходили через лес, и им пришлось прорубать просеки с помощью подручных средств и производить много других дополнительных работ. В цело эти батальоны показали образцы организованности и трудолюбия, несмотря на радиационную опасность.

    12 июня 2-й и 3-й батальоны в 7.00 приступают к строительству первых метров комплекса. В ходе беседы я узнал, что во 2-ом батальоне есть военнослужащие, которые раньше служили в пограничных войсках. К моей радости, я нашел их. Учитывая знания бывшими пограничниками сигнализационных средств, я назначил их инструкторами. Они оказали мне и командованию полка огромную помощь. Спасибо вам, пограничники-чернобыльцы!

    13 июня была закончена наводка переправы через Припять. Это позволило ускорить доставку материалов для 3-го батальона.

    14 июня вместе с майором В. П. Скрипником объезжаем на БТР трассу строительства. К этому дню все три батальона выполнили возложенные на них работы более чем на 70%. Это отличный показатель. Руководство оценивает нашу работу положительно».

    Из воспоминаний подполковника М. З. Рубцова:

    «В целом работы были развернуты организованно: с рассвета вышли на участки работ путепрокатчики с целью обозначения и планировки трассы строительства сигнализационной системы; была провешена трасса и установлены колышки в местах, где нужно копать ямы опор; личный состав, прибывший на участки работ, распределен на рабочие группы по каждому виду работ, обеспечен необходимым инструментом. Вместе с тем были и некоторые сбои. Так, один из батальонов, выехав на свой участок работ, не обнаружил очищенный от растительности полосы, которую должен был сделать высланный рано утром путепрокладчик. К концу дня стало известно, что путепрокладчик оказался на большом удалении от места работ, т. е. заблудился. Кроме того, автобус с офицерами батальона сломался в пути, и батальон остался без командиров. Пришлось мне самому расставлять людей на работу, и через 10 минут работа закипела: одна группа производила более детальную разбивку трассы, вторая прорубала 10-метровую просеку, третья — копала ямки для опор.

    Во второй половине дня начали подвозить опоры, которые сразу же стали устанавливать. Следует отметить, что производительность труда и в целом темпы строительства сигнализационной системы «Скала», несмотря на то, что это был первый день работы, были значительно выше, чем они сложились в пограничных войсках. Этому способствовали не только большая разъяснительная работа об опасности длительного нахождения на зараженной местности, о важности выполнения правительственной задачи по ограждению зоны отчуждения, но и высокий моральный дух и трудовой энтузиазм военнослужащих, призванных из запаса в кадровую дивизию. Это были в основном опытные люди, в возрасте 35 — 45 лет, из различных областей Украины и Белоруссии, в том числе из подвергшихся радиоактивному заражению.

    Утром 11 июня пришлось вносить некоторые коррективы в планы и графики работ. Дело в том, что ночью с 10 на 11 июня в районе Чернобыля прошел сильный дождь с грозой и ветром, что привело в новому выбросу радиоактивных веществ из поврежденного 4-го блока ЧАЭС. В связи с этим, как показала проверка уровня радиации специалистами химической службы по границе зоны отчуждения, на отдельных участках, где уже стояли установленные 10 июня опоры, уровень радиации повысился и стал выше допустимого. Было принято решение на этих участках увеличить зону отчуждения и в связи с этим, заново провести работу по обозначению новой границы зоны отчуждения и строительству сигнализационной системы на новом рубеже, оставив то, что было сделано 10 июня. Правда, впоследствии таких случаев до окончания строительства больше не было.

    15 июня 1986 года на замену прибыла новая группа пограничников, в которую входил полковник А. А. Базылев — старший офицер отдела инженерно-технического управления ГУПВ КГБ СССР.»

    Из воспоминаний полковника А. А. Базылева:

    «.... Чем ближе к Чернобылю, тем больше военной техники — автомашин, бронетранспортеров, машин радиационной разведки. С одной и другой стороны недалеко от дороги разбиты палаточные городки воинских частей. Проехали пункт дозиметрического контроля и дезактивации автотранспорта. С четкой периодичностью стали попадаться едущие нам навстречу КАМАЗы, спешащие за очередной партией бетона. А вот и стела с надписью «Чернобыль», чуть дальше слева видно кладбище автомашин, и с одной и с другой стороны вдоль улицы забелели указатели. На каждом из них название какого-нибудь министерства, комитета, крупной строительной или специализированной организации. Почти все встречающиеся нам люди были либо в военной форме, либо в белых, синих, черных рабочих костюмах с белыми лепестковыми или зелеными армейскими респираторами. Еще несколько поворотов — и мы на месте, около небольшого трехэтажного здания. Это наш штаб. Здесь располагаются кабинеты представителей внутренних войск, СТУ МСМ и пограничников.

    Теплая встреча со знакомыми — это специалисты СТУ МСМ, ВНИИФП, монтажно-наладочных организаций, с которыми неоднократно встречался в Москве или на границе: Ю. И. Демин, В. В. Ляхов, А. Х. Асфандияров, В. П. Гридин, В. Я. Чубарь, В. К. Сорокоумов. В дальнейшем я здесь работал в тесном контакте и с другими представителями этих организаций: И. В. Ивановым, А. М. Моисеевым, В. М. Рогачевым, Г. К. Лисицыным и другими. После коротких, но теплых приветствий сразу за дело.

    Работа нашей группы пограничников была организована таким образом, что трое офицеров находились непосредственно в батальонах, ведущие оборудование рубежа, и осуществляли техническое руководство на всех этапах строительства. Я, как старший группы, осуществлял координацию наших действий с СТУ МСМ, Министерством обороны и МВД, решал вопросы материально-технического обеспечения. Но львиную долю времени занимало решение вопросов постоянно возникающих вопросов по уточнению трассы и принятию нестандартных технических и проектных решений. Так как это происходило то на одном, то на другом участке, приходилось каждый день объезжать почти весь периметр, несколько раз пересекать 30-ти километровую зону и 300 — 400 км на спидометре нашего УАЗа, не считая поездок в Чернобыль и на ночевку, а это еще 200 км — была норма. Однако, несмотря на постоянно встречающиеся трудности, самоотверженная работа личного состава 25 дивизии, специалистов МСМ и офицеров погранвойск давала уверенность, что срыва по поставленным срокам не будет.

    Основные расчеты необходимой номенклатуры и количество материалов были сделаны предыдущей группой, но жизнь и обстановка вносили свои немалые коррективы. Надо было срочно обеспечивать доставку дополнительных строительных и монтажных материалов.

    У меня и товарищей из СТУ МСМ имелись справочники по предприятия Украины и РФ, да и многих поставщиков мы знали по опыту нашей повсеместной работы. Связавшись по телефону с руководством того или иного завода, я сообщал наши потребности и отказа никогда не было. Через несколько дней груз был на месте. Все делалось без всякой бюрократии и волокиты, по одному телефонному звонку. Конечно, без такой оперативности мы не смогли бы уложиться в столь жесткие сроки.

    Первоначально трасса строительства выбиралась по карте, исходя из имевшихся в тот момент данных радиационной обстановки. Уточнение на местности осуществлялось, где это было возможно, объездом на автомашине, а в большинстве случаев — облетом на вертолете. Поэтому, естественно, когда приступили непосредственно к пробивке трассы, пришлось по ходу дела вносить свои коррективы. Так, например, после очередной вводной было принято решение на одном из участков вести строительство вдоль железной дороги и требовалось уточнить, возможно ли это. Пришлось обратиться к железнодорожникам, которые, несмотря на крайнюю загруженность, смогли оперативно выделить нам маневренный тепловоз, и в течение нескольких часов вся необходимая работа была сделана. Трасса прошла именно здесь.

    Лето в этот год почти до конца июня было очень жарким. Жара создавала трудности не только при проведении строительных работ сама по себе, но и являлась причиной дополнительной опасности, так при проезде машины или даже при самом слабом порыве ветра поднимались тучи пыли, которая была радиоактивна. Белые лепестковые респираторы, которыми мы пользовались, к середине дня были уже грязно-серого цвета и требовали замены. Ближе к концу июня резко похолодало и пошли дожди. К счастью, наиболее сложные болотистые участки трассы удалось пройти, но оказалось, что надо делать дополнительные водопропуски, расширять или дополнительно строить мосты. Да и радиационная обстановка не улучшилась. Как следствие попавшей в разрушенный реактор влаги, чаще стали происходить радиоактивные выбросы.

    Одновременно с оборудованием основного рубежа ввелось строительство сигнализационного ограждения вокруг г. Припяти. Здесь я встретил среди солдат, строящих сигнализационное заграждение, двух бывших пограничников, призванных из запаса в 25 дивизию и волею судьбы оказались в Припяти. Хотя раньше мы никогда не виделись, встреча была не только приятной для нас всех, но и полезной для дела, так как, зная технологию строительства и принцип работы сигнализационных систем, эти два бывших пограничника помогали своему подразделению добиться действительно высокого качества выполняемых работ.

    Несмотря на все сложности, к 24 июня строительная часть сигнализационного комплекса была завершена. Монтажные и наладочные работы велись специалистами Минсредмаша параллельно буквально с первого дня, и поэтому 29 июня уже начался прогон — техническая проверка комплекса в работе. В процессе прогона осуществлялось обучение личного состава подразделений внутренних воск, и они уже с первого дня работы сигнализационной аппаратуры действовали уверенно по ее сигналам.



    30 июня наша группа в связи с выполнением задания покинула Чернобыль, но 24 июля я в составе комиссии по приемке сигнализационных систем в эксплуатацию снова был здесь.. В эксплуатацию было принято 195,6 км сигнализационных систем, установленных на границе «зоны отчуждения», 9,6 км по периметру города Припять, 21 комплект аппаратуры, 9 оборудованных караульных помещений, около 400 км кабельных линий, десятки мостов и водопропускных сооружений. Акт приемки был утвержден, а сама работа получила высокую оценку. С этого момента «зона отчуждения» была надежно закрыта и наша миссия завершилась. Был приказ возвращаться.

    В сооружении ограждения были задействованы 7292 военнослужащих мотострелковой дивизии Советской Армии, 319 военнослужащих ВВ, 750 единиц инженерно-строительной техники.

    В период с 3 по 20 июня 1986 года МВД обеспечило поставку необходимых материалов для строительства ограждения: столбы, проволока колючая, цемент, изоляторы, кабель и др.

    Одновременно с этими работами специалисты монтажно-наладочного отделения «Элерон» проводили работы по организации работ по установке и подключению аппаратуры в караулах внутренних войск, а также монтажные и наладочные работы по подготовке к эксплуатации сигнализационного заграждения «Скала-1М». Одновременно с ходом этих работ приходилось на месте вести обучение тех специалистов, которым предстояло в следующем эксплуатировать устанавливаемую аппаратуру.

    Учитывая необходимость максимального сокращения дозы облучения для личного состава караулов, в помещениях которых устанавливалась аппаратура сигнализационной системы, пришлось как можно дальше от границы зоны отчуждения располагать городки караулов, т. е. на пределе технических возможностей аппаратуры. Это конечно несколько замедляло действия тревожных групп от караулов, которые должны были при каждой сработки сигнализационной аппаратуры выезжать на участок и выяснять причины сработки и в случае обнаружения признаков реального преодоления (или попытки преодоления) идти на задержание. Но здесь главным была защита здоровья личного состава.

    После окончания электронных и пусконаладочных работ сигнализационные системы были поставлены на так называемый прогон — практическую проверку сигнализационных систем в работе, который прошел успешно и к 25 июня 1986 года 20 комплектов сигнализационных систем «Скала-1М» были подготовлены к приемке в эксплуатацию. Решением ПК была создана Комиссия по приемке сигнализационных систем в эксплуатацию. В ходе этой работы были приняты внутренними войсками в эксплуатацию 195,9 км сигнализационных систем «Скала-1М», установленных по границе зоны отчуждения из хозяйственного пользования земель в районе ЧАЭС, и рубеж охраны городского хозяйства г. Припяти протяженностью 9,6 км, оборудованный также сигнализационной системой. При этом был установлен 21 комплект аппаратуры и проложено 400 кабельных линий электропитания сигнализационных систем.»

    Из воспоминаний полковника А. Х. Асфандиярова:

    «С первых дней аварии на Чернобыльской АЭС график Минсредмаша по ликвидации ее последствий и на данном участке работ был жестким. 4 июня в 9.00 совещание в Москве, постановка задачи и принятие организационных мер, в 11.00 — вылет в Киев. Встреча на аэродроме с офицерами МВД Украины, уже выполнявшими задания в зоне ЧАЭС, и с офицерами-пограничниками, с которыми вместе выполняли ранее боевые задания в Афганистане и на Государственной границе СССР.

    Встретились с полковниками А. С. Багдасаровым, В. Н. Чернобровкиным, с подполковниками М. З. Рубцовым, А. А. Базылевым, принявшими впоследствии активное участие в работе по ликвидации последствии катастрофы на ЧАЭС. Уточнение реальной обстановки в Зоне Чернобыльской АЭС провели по дороге в дивизию особого назначения МВД Украины, и ночью (медлить было нельзя) провели последнее организационное совещание по предстоящим объемам и видам работ, в котором принимали участие и высшее военное руководство МВД СССР и Украины, и офицеры, прикомандированные к Минсредмашу, а также офицеры Погранвойск КГБ СССР. Было не до сна, все участники уже действовали в зоне Чернобыльской АЭС по конкретным планам.

    Необходимо было провести воздушную рекогносцировку рубежей, оборудованных техническими средствами охраны, уточнить места дислокации воинских частей Чапаевской дивизии, выдвигающихся в зону аварии для производства указанных инженерно-подготовительных работ, расположение комендатур и контрольно-пропускных пунктов на планируемом рубеже. Большое значение придавалось также рекогносцировке рубежей на местности и, в первую очередь, определению радиационной обстановки в местах производства работ. Так называемая «тридцатикилометровая зона» (но не зона отчуждения) уточнялась в процессе работы трех рекогносцировочных групп с учетом реального уровня радиоактивного заражения в пределах 15-20 мр/час. По границе этой зоны и предстояло сооружать защитные и сигнализационные инженерно-технические сооружения, построить их в крайне сжатые сроки, во много раз меньше установленных нормативами.

    Вблизи зоны отчуждения были дислоцированы и части 25 Чапаевской дивизии на период строительства указанных систем.

    В состав рекогносцировочных групп входили военнослужащие, прикомандированные к Минсредмашу, офицеры Инженерно-технического управления погранвойск и МВД СССР, а также проектировщики ВНИИФП и специалисты Комгидромета СССР. Рекогносцируемая зона была разбита на три направления по наименованиям прилегающих к ним военных округов: Прикарпатское, Белорусское и Киевское. Работой первой группы руководил подполковник А. Х. Асфандияров, второй —подполковник В. Ю. Куров, третьей — подполковник А. З. Сергеев. Общее руководство работой групп осуществлял генерал-майор Е. Т. Мишин со своим штабом, в составе которого были: генерал-майор Н. В. Андрианов, подполковники Ю. И. Демин и М. З. Рубцов.

    В процессе рекогносцировки кроме определения радиационной обстановки уточнялась трасса прохождения рубежа охраны и дороги подвоза строительных материалов, определялась необходимость строительства мостов и водопропускаемых сооружений, привязывались на местности места дислокации девяти комендатур службы эксплуатации и контрольно-пропускных пунктов на дорогах, пересекающих проектируемый рубеж. Определялись также виды инженерно-подготовительных работ и их объемы, решались вопросы, связанные с материально-техническим обеспечением указанных работ. Все сведения оперативно передавались в штаб для последующего обобщения.

    Одновременно с работой этих групп стали прибывать в районы дислокаций воины 25 Гвардейской Чапаевской дивизии. Не теряя ни одной минуты, гвардейцы сразу приступили к обучению и выполнению инженерно-подготовительных работ. Их практическое обучение по освоению технологии строительства сигнализационных систем проводили по ротам и батальонам непосредственно на рубеже указанные офицеры Минсредмаша и военнослужащие погранвойск.

    Чернобыльская катастрофа сломала привычные представления и о сроках разработки проектно-сметной документации. Она здесь разрабатывалась проектировщиками и в бронетранспортерах, и по ночам. При этом объемы проектных работ, выполняемые ранее за месяцы, в зоне ЧАЭС производились за дни. Больше времени не было. Но были замечательные люди и специалисты-проектировщики из ВНИИФП: И. В. Иванов, В. И. Толкачев, В. К. Сорокоумов, В. Ю. Кузьмин, Г. К. Лисин, А. Ю. Заржецкий, В. П. Зелинский, А. В. Мохначев, Н. Н. Казанский, А. С. Пискунов, С. Г. Шаранин, А. Б. Соловьев и Н. И. Фролов.. Их большой практический опыт и знания, их патриотизм сделали невозможное — проекты, выполненные на самом высоком техническом уровне, непосредственно в зоне катастрофы, были разработаны ими в течение 2-3 дней. И с каждым новым листком, с каждой схемой в работу в зоне Чернобыльской АЭС включались сотни и тысячи военных и гражданских специалистов. Безупречное качество проектов было подтверждено результатами выполненных работ.

    Трудная задача досталась воинам 25 Гвардейской Чапаевской дивизии. Предстояло в условиях высокого уровня радиации соорудить защитные сигнализационные системы общей протяженностью 195,9 километров и выполнить основные объемы инженерно-подготовительных работ. Необходимо было подготовить трассу прохождения рубежа охраны (шириной от 10 до 20 м), проложить дороги вдоль рубежа для подвоза строительных материалов (опор заграждения, колючей проволоки, кабелей и др.) и движения по ним при эксплуатации сигнализационных систем войсковых нарядов, соорудить большое количество различных мостов и водо-пропускаемых устройств. При этом следует учесть, что на многих участках трасса рубежа охраны проходила через большие лесные массивы и болота, что требовало громадных усилий и затрат по их преодолению. И с этим заданием гвардейцы справились. Трудовой день начинался у них в зоне аварии в 6.00, а работы заканчивались в 22.00. Но не было ни одного случая, чтобы оказалась невыполненной установленная дневная норма. Если и происходила у какого-то подразделения задержка, то другие мгновенно приходили ему на помощь. Часто указанные работы заканчивались при свете автомобильных фар.

    Подготавливая к строительству систем трассу, гвардейцы в указанных тяжелых условиях прорубили в лесных массивах десятки километров просек и отсыпали на болотистых участках многокилометровые дамбы, спланировали рубеж охраны на всем его протяжении. Они установили около 70000 опор заграждения и смонтировали более четырех миллионов метров колючей проволоки. На рубеже охраны были сооружены десятки мостов через малые реки и установлено большое количество различных водопропускаемых устройств. Вдоль всего рубежа построили дороги.

    В этих условиях безупречно работал штаб, оперативно увязывая все задачи и проблемы. Практически не было сбоев в материально-техническом обеспечении проводимых работ. Аппаратура и не стандартизированное оборудование, лесоматериалы, колючая проволока, кабельная продукция и многое другое поступало из дальних районов страны к местам производства работ своевременно. Сложнейшая задача — материально-техническое обеспечение указанных работ — была выполнена успешно благодаря, в первую очередь, организаторским способностям заместителя начальника главного управления внутренних войск МВД СССР генерал-майора Н. В. Андрианова и самоотверженному труду тысяч людей.

    Героически трудясь, воины гвардейцы в очень короткие сроки выполнили основные виды инженерно-подготовительных работ, и уже через полторы недели, в первые дни июня 1986 года, защитное кольцо вокруг зоны сомкнулось.

    Вот что писала о гвардейцах в то время газета «Правда» (от 21.06.86 г.): «Только зеленые фигурки солдат. Ставят столбы, натягивают колючую проволоку. Обносят зону. Армия в мирное время действует в зоне опасности. Защищает, спасает, борется.»

    Действительно, в мирное время военнослужащие в зоне Чернобыльской катастрофы выполнили в очередной раз с честью свой ратный долг.

    К выполнению следующего этапа — производству монтажно-наладочных работ — были привлечены специализированные предприятия Минсредмаша: ВНИИФП и Новосибирский трест «Химэлектромонтаж». На этом этапе принимали участие в работах и военнослужащие МВД СССР, которым предстояло в дальнейшем эксплуатировать эти системы. Работая совместно с гражданскими специалистами, они овладевали необходимыми навыками выполнения определенных видов работ и изучали материально-техническую базу монтируемой аппаратуры. Другими словами, военнослужащие МВД СССР заблаговременно осваивали боевую технику и сами ускоряли ее внедрение в тех тяжелых, приравненных к боевым, условиям.

    Организацией монтажно-наладочных работ занимались указанные офицеры Минсредмаша, техническое руководство производством всех видов работ совместно с нами осуществляли проектировщики ВНИИФП.

    При этом необходимо отметить умелые организаторские действия в зоне Чернобыльской АЭС главного технолога 12 ГУ Минсредмаша А. Г. Чаги и других организаторов монтажно-наладочных работ: В. Б. Ляхова, В. Н. Габриэля, А. И. Крючкова, Н. В. Инзаркина и В. С. Байгулова, опыт, знания и здоровья, которых были отданы тем работам до конца.



    Группа сотрудников «Элерона» в закрытой зоне ЧАЭС, 1986 г.

    В процессе производства монтажных работ специалисты смонтировали линейное сигнализационное заграждение на всем протяжении охраняемой зоны отчуждения, выполнили монтаж кабельных линий по опорам заграждения и их подключение к аппаратуре, провели строительство воздушных линий связи от рубежа до караульных помещений. В караульных помещениях была смонтирована станционная аппаратура, оборудованы пультовые и аккумуляторные. По мере завершения монтажных работ производилась наладка аппаратуры сигнализационных систем, их индивидуальные и комплексные испытания.

    Параллельно с производством монтажных работ на внешнем рубеже вокруг зоны были выполнены также инженерно-подготовительные работы по оборудованию внутри зоны отчуждения техническими средствами рубежа охраны объектов городского хозяйства города Припяти, протяженность которого составила 8,5 км. В этих работах принимали активное участие полковники А. И. Кузовлев, А. М. Моисеев и А. А. Салмов, а также проектировщики Б. Б. Кузьмин и А. В. Соловьев.»

    Из воспоминаний полковника СТУ МСМ В. Я. Чубаря:

    «В Специальном техническом управлении Министерства среднего машиностроения я начал работать с 1978 года. Основные направления моей работы заключались в организации и проведении проектных и монтажно — наладочных работ по оснащению техническими средствами охраны участков госграницы СССР на территории Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркмении, Грузии, Армении, Азербайджана, Карелии и Украины. В период с 1978г. по 1989г. при моем участии было оснащено ~ 6500 км госграницы; организации изготовления на заводах Минсредмаша оборудования для строительства сигнализационных ограждений госграницы и контрольно — пропускных пунктов — 7 заводов Минсредмаша; сопровождения разработок радиотехнических и емкостных средств обнаружения.

    В ноябре 1978г. я был аттестован и переведен из офицеров запаса на действительную военную службу во Внутренние войска МВД СССР. Службу проходил в войсковой части, прикомандированной к Минсредмашу до увольнения в отставку в марте 1999г. Уволен в отставку в связи с достижением предельного возраста в звании полковника. С апреля по июнь 1982 года и с октября по декабрь 1986 года выполнял специальные задания на территории Афганистана, участник боевых действий.

    С 09 июля по 02 августа 1986 года участвовал в ликвидации аварии на ЧАЭС, был представителем Минсредмаша в штабе МВД СССР по строительству сигнализационного заграждения вокруг г. Чернобыля, проводимого по заданию Правительства СССР, руководителем работ на стадии выполнения монтажа и наладки специальных сигнализационных систем и сдачи их в эксплуатацию Государственной приемочной комиссии.

    Штаб МВД располагался в здании районного управления внутренних дел г. Чернобыля, недалеко от штаба Правительственной комиссии по ликвидации аварии на ЧАЭС. Представителем Минсредмаша в Правительственной комиссии — Начальником оперативного штаба Минсредмаша в то время был директор НИКИМТа Ю. Ф. Юрченко. По рабочим вопросам приходилось неоднократно встречаться с этим ответственным, скромным, исключительного трудолюбия человеком, о котором остались самые светлые воспоминания. Светлая ему память.

    В мою «смену» работы по монтажу сигнализационных заграждений «зараженной зоны» вокруг г. Чернобыля и ЧАЭС выполняли специалисты Челябинского СМУ треста «Химэлектромонтаж» (г. Новосибирск, начальник Стоянов В. И.) Минсредмаша — 130 человек, наладочные работы выполняло Новосибирское наладочное управление этого же треста (~ 30 чел.), предпроектные изыскания, разработку рабочих проектов и техническое руководство работами выполняли специалисты ВНИИФП г. Москва (~ 16 чел.).

    Для решения текущих вопросов ежедневно с представителем Штаба МВД СССР объезжали на УАЗике все участки строящегося заграждения. Дорога проходила мимо оставленных людьми домов и целых селений. Усадьбы с домами, в которых остались незакрытыми окна и двери, вывешенное для сушки постиранное белье во дворе, неухоженная домашняя живность, а также развалины разрушенного 4-го блока ЧАЭС при виде с вертолета, на котором с руководством штаба МВД, совершали облеты строящихся рубежей режимной зоны — все это усиливало понимание масштабов бедствия и коллективной ответственности за проводимые работы.

    Люди работали все светлое время суток без выходных, старались выполнить работы как можно быстрее и 26.07.05г. начальник штаба МВД генерал — лейтенант Бубенчиков доложил Председателю государственной комиссии, Зам. Председателя Совета Министров СССР Г. Ведерникову о готовности рубежа режимной зоны, а 29.07.05г. Государственная комиссия приняла в эксплуатацию сигнализационное ограждение вокруг г. Чернобыля протяженностью ~ 210 км. Самое большое впечатление — это полнейшая самоотдача всех, с кем мне пришлось работать в этот период».

    Из воспоминаний полковника В. П. Горохова, в 1986 году работавшего старшим референтом СТУ Минсредмаша:

    «С 19 июня по 11 июля 1986 г. я был направлен на ЧАЭС для строительства 30 километровой охранной зоны. Закрепили за мной батальон резервистов из г. Ливны, призванных МО СССР, двух проектировщиков СНПО „Элерон“, 7 специалистов монтажно-наладочного подразделения Новосибирского треста „Стройспецмонтаж“ с техникой для проведения работ по строительству десяти километрового участка от поселка „Белая Цапля“ на берегу р. Припять до пригорода г. Вильча. К 8 июля 1986 г. строительные и монтажно-наладочные работы по оборудованию техническими средствами охранной сигнализации были завершены и переданы в эксплуатацию специальному милицейскому подразделению, обеспечивающему предотвращение проникновения сторонних лиц в „загрязненную зону“.

    Очаги загрязнения в зоне фактически не были постоянными в силу разноса твердых облученных частиц ветром, животными, птицами, людьми, транспортом или осадками, поэтому приходилось порой по несколько раз в сутки в процессе производства работ проводить дополнительные замеры параметров радиоактивного заражения.

    Кстати, почему-то в период строительства охранной зоны на нашу „дикую дивизию“ возложили также контроль за захоронением погибших от радиации животных, утилизацию автотранспорта и элементов жилищных (хозяйственных) построек в карьерах, вырытых в непосредственной близости от охранной зоны. 9 июля 1986 г. принимал участие в рекогносцировке 10-ти километровой зоны АЭС и г. Припяти на БТР, внутри которого в отдельных местах пересечения предполагаемой внутренней зоны охраны все приборы радиационного контроля, имевшиеся тогда в наличии, „зашкаливали“. Результат сказался спустя 15 лет ...»

    Вот такие воспоминания о выполнении работ по созданию охраны 30-ти километровой зоны оставили участники тех событий.

    По завершении монтажно-наладочных работ сигнализационные системы были переданы в эксплуатацию войскам МВД СССР, которые обеспечили установленный режим в зоне Чернобыльской АЭС.

    В ходе выполнения задания по оборудованию ТСО зоны отчуждения в районе Чернобыльской АЭС личный состав, офицеры, специалисты указанных предприятий обеспечили высокое качество работ, показав при этом высокую сознательность и ответственность за порученное дело, трудовой героизм, самоотверженность и организованность. Многие руководители и исполнители работ были награждены за проявленное мужество и выполнение ратного и гражданского долга высокими государственными наградами. В том числе Орденом Мужества — генерал-майор Е. Т. Мишин и полковник А. Х. Асфандияров, Орденом «Знак почета» — полковник Ю. И. Демин, а также другими наградами специалисты ФГУП «СНПО «Элерон» и треста «Химэлектромонтаж».

    К сожалению, оборвалась после работы жизнь Василия Степановича Байгулова, награжденного за свой труд орденом Трудового Знамени. Мужественно, с полной отдачей творческих и физических сил трудились в зоне Чернобыльской катастрофы проектировщики Н. Н. Казанский и Н. И. Фролов, однако работы в тех тяжелых условиях отразилась в дальнейшем на их здоровье — они стали инвалидами. И таких людей, как они, с каждым годом становится все больше и больше. Это и есть собственная их плата, а точнее жертва за то, чтобы это несчастье своим крылом больше никого никогда бы не накрывало.

    Использованная литература:

    Чернобыль: Катастрофа. Подвиг. Уроки и выводы. — М., Интер-Весы, 1996 г.
    Чернобыль. Долг и мужество. Том 1. Под редакцией Дьяченко А. А. М. 4-й филиал Воениздата, 2001 г.
    Дьяченко А. А. Деятельность государственных и военных органов СССР по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС. М.: 4-й филиал Воениздата, 2000 г.
    Козлова Е. А. Неизвестные герои советской эпохи.- М.: ИздАТ, 2006 г.
    Козлова Е. А. Чернобыль. В Сборнике статей «Незабываемое». — М.:Редакционно-издательский центр «ПРОпрактик», 2013 г.

    Автор - Е. А. Козлова — ветеран атомной отрасли, к. т. н., участник ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС в 1986-87 гг., член Союза писателей России

    Источник - veteranrosatom.ru
    Категория: Чернобыльская Зона Отчуждения | Просмотров: 106 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: Чернобыль, Чернобыльская Зона Отчуждения, Зона отчуждения, рубеж охраны, припять, периметр Зоны Отчуждения | Рейтинг: 0.0/0

    Похожие материалы
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Календарь
    «  Май 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031
    Архив записей
    Облако меток
    ЧАЭС (154)
    ЧЗО (116)
    сша (19)
    1986 (15)
    Stalker (10)
    АЭС (10)
    Последние комментарии
    Ещё фотки. Красота. Полякам видимо можно подобное?...

    Журналист, в польском интернет-магазине порнушный ...

    Хозяин Зоны Отчуждения. Берегись, нелегалы. ...



    Да ни кто из оравших на эти фото не пискнет даже.

    Что-то раньше ни кто не рычал на подобные фото... ...

    Вот ещё фото из Инстаграма... Где откровенности?.....


    Не успел написать, а Русская Служба БиБиСи уже тут...

    Идиот в шортиках. :)

    Журналист, зачем стебаться над общественностью? :)...


    Девушка красиво возбудила общественность. Не одна ...

    И что за чудак в шортах решил в Зону идти? Там ком...

    Подписка

    Enter your email address:

    Delivered by FeedBurner

    RSS

    Реклама

    Сделай свой блог или форум

    Cвой блог или форум

    Яндекс-ИКС
    Top.Mail.Ru Блог Гадского Папы - 2017 - © 2019 Используются технологии uCoz Яндекс.Метрика
    Мини-чат
    Приветствую тебя гость! Что-бы иметь более широкий доступ на сайте и скачивать файлы, советуем вам
    зарегистрироваться,
    или войти на сайт как пользователь это займет менее двух минут.Авторизация на сайте