Блог Гадского Папы
Помощь
  • Меню сайта
    Категории раздела
    Мои рассказы [6]
    ЧЗО [68]
    Интересное [33]
    Юмор [1]
    Сталкеры шутят
    Не в тему [8]
    Интересные случаи
    Как это было. Александр Наумов [5]
    Попытка написания сценария...
    Чернобыль глазами солдата [3]
    Мемуары
    Статистика публикаций
    Комментарии: 39
    Форум: 5/30
    Фото: 301
    Блог: 126
    Новости: 3
    Загружено: 13
    Публикаций: 5
    Видео: 43
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Реклама
  • Продаётся домен MONOLIT.XYZ


  • Рейтинг@Mail.ru
    Яндекс.Метрика




    Button automatically alert search engines 31x31
    Главная » 2017 » Октябрь » 23 » ГОД СПУСТЯ. (КАК ЭТО БЫЛО-1986 год) часть 1
    01:31
    ГОД СПУСТЯ. (КАК ЭТО БЫЛО-1986 год) часть 1
    26 апреля 1986 года. Апрель  выдался на удивление теплым, весна была ранней, очень теплой. Капитан милиции Миленин продолжал исполнять  обязанности заместителя начальника линейного отдела внутренних дел на ж/д станции Киев – пассажирский. Начальник управления так и не решился утвердить его в должности, капитана все время тянуло совершать подвиги, спасать планету и восстанавливать справедливость.
     Приближались майские праздники, день Победы, а перед праздниками -  проведение строевых смотров в Киевском гарнизоне милиции. Миленин строевые смотры любил. Пройдет впереди ротной коробки, исполнит строевое соло, получит благодарность министра с формулировкой «За успехи в оперативно служебной деятельности».
    Миленин стоял перед зеркалом, которое закрывало стену от пола до потолка. В очередной раз, примеряя новый, только пошитый мундир, шитые сапоги с жесткими голенищами.  За прошедшие десять лет службы ни одного готового, со склада мундира он не получал.
    ЖЕНА: Все, пора спать, планета гордится твоим внешним видом. Мундир сидит на тебе отлично. Завтра опять всех разбудишь, собираясь на службу.
    ГОЛОС ДОЧЕРИ:  Мой папа красавец и звать его заяц. Папа, ты обещал зайти в понедельник в школу.
    МИЛЕНИН:  Я предупредил начальника, что приду на службу на  полтора – два часа позже. Все, ложимся спать, скоро полночь. Все, что обещал, выполню.
    В квартире гаснет свет. Коснувшись подушки, Миленин засыпает. Ему снится строевой смотр. Ротная коробка управления проходит мимо трибуны, с членами коллегии. Он подает команду: «Равнение направо», вскидывает руку к козырьку фуражки для отдания чести и …..
    Звонок телефона прерывает сон. За окном темнота. Часы показывают три часа тридцать минут. Миленин пытается покинуть постель, не разбудив жену.
    Жена: Скорей сними трубку, разбудишь дочь.
    ГОЛОС В ТРУБКЕ: Товарищ капитан, это помощник оперативного дежурного, сержант Свистун, объявлена тревога. Тревога не учебная. Все по-настоящему. Машины нет, отправили за начальником, Машина дежурной части на выезде. Добирайтесь самостоятельно.
    МИЛЕНИН:  Что произошло?
    ГОЛОС В ТРУБКЕ: Горит   атомная станция, где она находится, не знаю, тревогу объявили не только в гарнизоне, но и по всей Киевской области.
    Жена: Что случилось в этот раз?
    . МИЛЕНИН: Что - то, горит, где,  не знаю. Наверное, это нас не касается. Планету спасать не будем.
    Жена: Зачем надеваешь новый мундир?
    МИЛЕНИН: Сегодня у нас генеральная и последняя репетиция строевого смотра. У меня соло, я должен быть лучшим.
    Жена: Я даже не спрашиваю, когда вернешься, наверное, и сам не знаешь.
    В прихожей возле зеркала,  Миленин осматривает себя перед тем, как уйти.
    МИЛЕНИН: Ну как я тебе? Красавец?
    Жена: Уходи уже спасать планету и не забудь закрыть двери на ключ, нам надо  еще поспать.
    Миленин перед зеркалом отдает честь своему отражению в зеркале, разворачивается через левое плечо, выходит из квартиры на лестничную площадку.
    Закрывает дверь квартиры на два замка,  прячет ключи, проверяет, чтобы они, не выпирали, не портили внешний вид.
     
    Спустившись лифтом, остановился возле парадного. Возле соседнего парадного стоял сосед сотрудник КГБ, в гражданской одежде. Подъехала «Волга» черного цвета.
    СОСЕД Вас подвезти?
    МИЛЕНИН: Нет спасибо, доберусь сам, нам не по пути. Вас тоже по тревоге подняли. Вы знаете причину?
    СОСЕД: Знаю, что тревога не учебная. На   атомной станции пожар. Где она находится, не знаю. Знаю, что внутренние войска и войска гражданской обороны  тоже в режиме готовности.
    Сосед уселся в салон «Волги» и отправился к месту службы.
    МИЛЕНИН не спеша пошел к проезжей части улицы. Оказавшись на обочине, к нему подъехало такси.
     
    ТАКСИСТ: Садись капитан. Диспетчер дал команду доставлять всех, кто в форме к месту службы. Расскажешь, что случилось. В городе видно, что многих подняли по тревоге. Я заметил, что  много окон светились. Я приемник включал, слушал «голос врагов». Они сообщали, на атомной станции пожар. Ты знаешь, где эта станция?
    МИЛЕНИН: Командир поехали на железнодорожный вокзал. Меня только что разбудили,  по всей видимости, ты знаешь больше чем я. Надеюсь, что мой дежурный знает намного больше, чем я.
    Расплачиваясь с таксистом, МИЛЕНИН  услышал: Ты зря, капитан,  ничего не говоришь, я ведь мичман, подводник, реакторщик.
     
    В дежурной части, начальник по прямой телефонной линии, общался с оперативным дежурным управления.
    Заместитель по оперативной работе, начальник отделения охраны общественного порядка, командир дивизиона ППС, эксперт и замполит ждут указаний, а точнее новостей. За стойкой, отделяющих пульт связи, оперативный дежурный и его помощник продолжают звонить сотрудникам,  которых еще не смогли найти. Это начальники Линейных постов милиции, они как участковые инспектора несут службу с милиционерами на узловых линейных  станциях. Большинство из них живут за чертой города вблизи своих станций.
     
    НАЧАЛЬНИК: Дополнительной информации, а точнее никакой информации нет. Приказано ждать дальнейших указаний, перейти на усиленный режим несения службы. В дежурной части создаем резервную группу из офицеров. Шесть человек вполне достаточно. Начальник штаба готовит приказ о переходе на усиленное несение службы.
    В  залах ожидания вокзала, перронах выставить парные посты. Прибывающий по тревоге оперативный состав отправлять по рабочим местам в кабинеты. Пусть займутся делами, допишут планы, справки, все, что  откладывали на потом, сделают теперь. Младший начальствующий состав собирать в ленинской комнате.
    Война - войной, но вечером мы обеспечиваем охрану общественного порядка после футбольного матча. Не забывайте, что с 6 по 9 мая проходит «Велогонка МИРА».
    Дайте людям отдохнуть, подготовится к несению службы, в рамках их графиков работы. Не исключайте возможность перехода на суточный режим работы. 
    Надеюсь, что все руководители знают, что делать, чем заняться. Будьте с личным составом и постоянно на связи. Оперативный дежурный должен знать  где, кто находится и что происходит.
    МИЛЕНИН:  Что происходит, мы так и не узнали. Но если отменили гарнизонный строевой смотр, значит,  что-то таки произошло серьезное. Пока ехал  к вокзалу  видел, как оживал ночной город. Сегодня суббота, ночью транспорта было многовато, как и светящихся окон. Колонна автобусов в сопровождении ГАИ, скорей всего направилась в сторону площади Шевченко,  на выезд из города.
    ЭКСПЕРТ: Всех в Высшей школе милиции подняли по тревоге. Сын у меня на третьем курсе, слушатель, лейтенант, звонил, сообщил, что грузят в автобусы, готовятся к выезду. Куда им еще не сообщили.
    НАЧАЛЬНИК: Закончили разговоры. Все займитесь делом.
     
    В дежурную комнату входит заместитель, майор милиции Музыка. Он вернулся с управления. Недавно начал отращивать усы. В  результате чего и без того лицо,  не отмеченное печатью интеллекта,  было похоже на маску или гримасу.
    МУЗЫКА: Почти все узнал. В Чернобыле – это Киевская область, пожар на станции. В нашей системе все подразделения подняты по тревоге. На станцию Янов, которая находится возле, какой-то  Припяти. Это или речка или город, точно не понял.  Туда выехала оперативная группа управления во главе с одним из заместителей. Вот все, что я знаю. Все, что рассказали.
     
    НАЧАЛЬНИК: Александр Александрович, что ты еще можешь рассказать,  о том, чего мы еще не знаем. Зачем ты ездил в управление. Насколько  опасна ситуация, почему всех подняли по тревоге?  Говорят, что вражеские голоса выдают в своих новостях больше информации, чем нас информируют.
     
    МУЗЫКА: А я слушал «МАЯК»,  там об аварии или пожаре не сообщали. Значить обстановка стабильная, опасности для населения нет. И вообще, как это коммунисты позволяют себе слушать антисоветские радиостанции?
     
    МИЛЕНИН Александр Александрович, чтобы побеждать врага,  необходимо его изучать, а не только в газете «ПРАВДА» читать первую страницу, а потом цитировать, выдавая умные мысли за свои.
    МУЗЫКА:  Вы замполит, представитель партии, а мыслите, как?  Занимайтесь своим делом, воспитывайте и вдохновляйте личный состав. Проводите политзанятия. Прислушивайтесь к советам старших товарищей.
    МИЛЕНИН:  Тише! Прислушайтесь! Вы, что не слышите?
    МУЗЫКА:  Что? Где?
    МИЛЕНИН Империалисты на западе бряцают оружием!!!
    Музыка уходит из  дежурной части: Вы договоритесь до неприятностей.
    МИЛЕНИН: Мы в них живем и служим. Все будет хорошо. Враг не пройдет!!
     
    Поздний вечер. Прошли мероприятия по охране общественного порядка после окончания футбольного матча. В кабинете начальника собрались заместители, командир дивизиона, начальники отделений. Начальник, прижимая плечом трубку  телефона, делает пометки в рабочем блокноте. Видно, что за истекшие сутки он устал, осунулся, на щеках чернеет щетина. Музыка встает, по всей видимости, готов о чем-то докладывать. Начальник раздраженным жестом руки прерывает инициативу, показывая, что ему лучше сесть.
     
    НАЧАЛЬНИК: Оперативная группа управления находится на станции Янов, фоновые значения в десятки, раз превышают допустимые нормы. По всей вероятности будет  решаться вопрос об эвакуации Припяти. Это город энергетиков. На смену сотрудникам, которые там находятся в настоящее время, готовится замена. Пока нас не озадачивали, указаний не поступало. Если дадут вводную, в первую очередь должны ехать добровольцы.
    МИЛЕНИН:  Прошу прощения. Есть уточнение. Добровольцы должны иметь семью и детей. Вследствие переобучения  функция деторождения может дать  сбой. Самое главное   - у добровольцев должны быть деньги на приобретение  продуктов питания и другого аварийного запаса.   Товарищи офицеры все, что я сказал, изложено в этой красной брошюре. На обложке, как видите,   написано «Это должен знать каждый».  Александр Александрович,  возьмите брошюру, при ваших способностях читать между строк  мы сможем узнать еще много полезного.
    НАЧАЛЬНИК: замечание принимается, замполит прав. Учитывая, что он знает больше всех, сегодня остается на ночь. Будет ответственным дежурным от руководства. Подвигов сегодня совершать не надо, необходимо контролировать ситуацию,  об изменении оперативной обстановки докладывать лично мне. Остается штатный наряд дивизиона. Дополнительные силы из числа оперативного состава.
    Все могут отдыхать, пределы гарнизона, а точнее места жительства покидать запрещаю. Обстановка в любую минуту может измениться. Скорей всего ситуация на атомной станции очень серьезная. Мне сообщили, с маршрутов снимают автобусы и выдвигают в сторону Припяти или Чернобыля. Начальник нашего АТП сказал, что колонна должна прибыть в Чернобыль.
    Поймите, что это уже не игра в гражданскую оборону. Савченко, пока не ушел старшина отдела, проверьте вмести с ним наличие приборов дозиметрической разведки или контроля. Вам лучше знать. Самое главное чтобы они работали, изучите инструкции, чтобы при необходимости смогли научить сотрудников, как с ними работать.
    Все, всем отдыхать, Миленин задержись.
    Миленин: Что еще случилось?
    НАЧАЛЬНИК: Попробуй связаться  с бывшими коллегами в советско-партийных органах, уточни у них обстановку.
    Миленин: Уже связывался. Ответ один: «Информация проверяется и уточняется»  Будут новости,  Андрианович, сразу доложу.
     
    27 апреля 1986 года.
    Миленин стоит возле центрального входа в вестибюль вокзала, курит. К нему подходит старший лейтенант Валерий Карпенко. Бывший борец в полутяжелом весе.  «Поступило сообщение о том, что на площадь прибыла колонна автобусов из Припяти. Где находится этот город в столичной области, представляю с трудом. В автобусах, в основном,  женщины и дети.   Они говорят, что  Припять находится в непосредственной близости от станции. Да, там возник пожар, есть разрушения. На место аварии прибывают пожарные караулы со всей Киевской области».
    Миленин направляется к автобусам, их всего  два, а не колонна, как сообщили. Они забиты людьми, как в час пик. Он помогает выйти женщине с грудным ребенком.
    Вышедший следом за ней бородатый мужчина обратился к Миленину: «Капитан, окажите помощь женщинам в приобретении билетов. Там, на станции, все очень  серьезно, блок разрушен. Мне надо вернуться. Вечером заступаю на смену». Дальше говорить он не смог, першило в горле, он кашлял.
    Миленин:   Поможем, организуем. Подзывает к себе  жестом командира отделения старшину Гобеляк.
    Миленин:   Сергей, дай радиостанцию. Старшина протягивает манипулятор.
    Миленин:   Центральный,  я десятый.
    Десятый,  я центральный на приеме.
     Резерв на привокзальную площадь. Ожидаю возле автобусов.
     Десятый центральный принял, резерв направляю. Конец связи.
    К автобусам подходят офицеры и милиционеры. Помогают женщинам нести вещи детей. Все собираются в вестибюле вокзала.
     
    Комната дежурного по вокзалу, Что будем делать? – спрашивает  Миленин
     
    Дежурная женщина неопределенного возраста в отлично сшитом мундире включает селекторную связь. «Комната матери и ребенка» спускайтесь в вестибюль, забирайте женщин с  грудными и маленькими детьми, отдайте им весь резерв.
    «Интурист» - потесните посетителей в зале, к вам милиция  приведет мам с детьми.  Остальных размещайте в зале ожидания, на первом этаже. Там, заканчивают уборку,  пассажиров нет.
    Согласую с начальством, решим какую из касс открыть специально для них. А теперь доложим в горком партии. Она,  партия, скажет, как дальше действовать.
     
    ОБЪЯВЛЕНИЕ ПО ВОКЗАЛУ  КАПИТАН МИЛИЦИИ МИЛЕНИН ПОДОЙДИТЕ К ДЕЖУРНОМУ ПО ВОКЗАЛУ
    Миленин входит в кабинет дежурного по вокзалу. В кабинете  - дежурная по вокзалу и двое мужчин в хорошо сшитых костюмах.
    Дежурная по вокзалу: Это представители горкома партии.
    Один из партийных чиновников: Все желающие, прибывшие из Припяти, будут бесплатно  размещены  в ближайших гостиницах.  Это «Экспресс» и «Лыбидь». Объявлений по внутренней трансляции вокзала не будет. Необходимо им сообщить лично. А также сообщите, что для них будет выделена касса №-11. Кто организовал их прибытие в столицу, мы выясняем.  Официального решения, об эвакуации города, по нашей информации,  еще не принималось. Вы поняли задачу, капитан?
    . Миленин:   Не совсем. Во-первых, мне интересно, что происходит на самом деле.
    Во-вторых, как оказалось у некоторых  мам, практически нет денег не только для приобретения билетов, но для  того, чтобы накормить детей.
    Мы можем именем Советской власти посадить их  в поезд, отправить к месту назначения, но  как быть с голодными детьми?
    Чиновник:  Эти проблемы в стадии решения и согласования. А, что произошло, на атомной станции Вы узнаете из сообщений ТАСС. Слушайте «Маяк».
    Миленин:   Спасибо за помощь, пошел выполнять поставленные задачи.
    К утру появились дозиметристы из НИИ, какого именно никто не уточнял.
    КОМНАТА ДЕЖУРНОЙ ЧАСТИ МИЛИЦИИ.  Нас прислали проверить уровни загрязненности, тех, кто приехал с Припяти. Это правительственное задание и очень важное. Показывайте, где эти люди.
    Оперативный дежурный  Настолько важное, что сразу троих прислали? Для начала давайте познакомимся и предъявим документы. Потом я вызову наше руководство и начнем решать ваши и наши проблемы. Пом.деж. вызови десятого.
    В эфире:
    ДЕСЯТЫЙ ЦЕНТРАЛЬНОМУ
    ДЕСЯТЫЙ РЯДОМ С СОТЫМ ЭФИР СЛЫШИТ
    ДЕСЯТЫЙ ПОДОЙДИТЕ В ЦЕНТРАЛЬНЫЙ.
    ДЕСЯТЫЙ ПРИНЯЛ. КОНЕЦ СВЯЗИ.
    МИЛЕНИН заходит в дежурную часть. Что на этот раз у нас случилось?
    ОПЕРАТИВНЫЙ ДЕЖУРНЫЙ  протягивает три удостоверения.
    МИЛЕНИН:   Ясно, что вы имеете отношения к ядерной физике и мы не в эпицентре взрыва, что будем делать, чем займемся?
    ОДИН ИЗ СПЕЦИАЛИСТОВ: В связи с тем, что на вокзале находятся жители Припяти, нам необходимо  провести дозиметрические замеры, вещей, продуктов, если они есть, отдельных частей тела.
    МИЛЕНИН. Ну а, мы тут причем? Идите, проверяйте. Можете начать с дежурной комнаты.
    СПЕЦИАЛИСТ: необходимо  провести эти мероприятия, не привлекая внимания. Плюс ко всему,  вы знаете, где они находятся. Информацию о том, куда выехали припятчане, успевшие приобрести билеты, готовит администрация вокзала.
    МИЛЕНИН:  Павел Васильевич (оперативный дежурный капитан) поднимите двух службистов, они спят возле оружейной комнаты, будут сопровождать двоих специалистов. А я хочу, чтобы Вы начали с нашего помещения.
     
    Проверку начали с  мундиров, которые  фонили, стрелки прибора зашкаливали.
    СПЕЦИАЛИСТ:  Где Вы успели набраться пыли?  Наши приборы настроены на мирное время, но показатели превышают допустимые нормы.
    МИЛЕНИН:  Мы только помогали носить вещи и детей.
    СПЕЦИАЛИСТ: Замеры, сделанные в залах ожидания,  на одежде припятчан, показали превышение допустимых норм, людей необходимо мыть, одежду менять, дежурную комнату милиции дезактивировать.
     
    Специалисты НИИ покинули вокзал. Проблем с дежурной комнатой не было. Вызвали уборщицу, которая сделала влажную уборку, все вымыла, вытерла пыль, а что было делать с людьми? Об этом никто не говорил и команд не давал. Большинство из женщин были с грудными и малолетними детьми.
     
    Миленин оперативному дежурному: Павел Васильевич пойду, вздремну, устал,  с ног валюсь.
     
    Оперативный дежурный: Алексей, не выйдет. Сейчас начальник прибудет, звонил, подъезжает.
    Оперативный дежурный: Товарищи офицеры!
    НАЧАЛЬНИК: докладывать ничего не надо. Все знаю. Весь руководящий состав у меня в кабинете через 30  минут. Алексей, тебе даю час, чтобы ты привел себя в порядок, очнулся. Потом в мой кабинет. И прекрати,  пожалуйста «спасать планету». Все милиционеры  то и дело повторяют, что  отправляются «спасать планету». Где ты выцедил это выражение?
    МИЛЕНИН: Не помню, это или Рэй Бредбэри, Айзек Азимов, Артур Кларк, Станислав Лем или братья Стругацкие
     
    НАЧАЛЬНИК: Кто это?
    МИЛЕНИН:  Это писатели фантасты, а что?
    НАЧАЛЬНИК: Думать надо, пацаны тебе подражают, цитируют твои перлы, так и будешь до дембеля носить капитанские погоны?
    МИЛЕНИН:  Шеф, я пойду, отдохну, а капитанские погоны, самые красивые.
     
    Миленин в парикмахерской.  В комнате быта, рядом  отпаривают китель.
    Лицо покрыто пеной. Старый седой мастер сбривает суточную щетину.
    МАСТЕР:  Как там в Чернобыле?
    МИЛЕНИН: Слушайте «МАЯК».
    МАСТЕР: Слушал у нас очередная битва за новый урожай, Стыковка в космосе, подготовка к первому и девятому мая. Так, что в Чернобыле?
    МИЛЕНИН: Абрам Маркович вы думаете, что от ваших вопросов у меня щетина дыбом встанет. Вам брить будет легче? Я ничего не знаю, но думаю, скоро буду проинформирован. Из уважения к Вам зайду солью все государственные тайны.
    МАСТЕР:  Не надо. Они все уже рассказали,  предупреждают, что лучше не выходить на улицу. Это повторяют по всем радиостанциям. Вас снова позовут быть первыми.… Вы сами знаете куда….
    МИЛЕНИН: Абрам Маркович  спасибо, но мне пора. Я, наверное, не готов совершать подвиги. Но Вы знаете, как у нас говорят: «Будешь жить по уставу, завоюешь, честь и славу»
    МАСТЕР:  Поверьте, не будет ни чести, ни славы, ни денег…
     
    В вокзальном кафе  МИЛЕНИН допивает вторую чашку кофе, день начался неудачно, начальник, озабочен и теперь озадачит меня.  Срочно  надо позвонить, сообщить,  что все еще на службе. Нет, решил, позвонит  после встречи с начальником.  Еще очень рано. Сегодня воскресенье, а обещал быть в школе в понедельник. Значит все хорошо.
     
    В кабинете начальника.
    Начальник: Сегодня,  идешь отдыхать. Только есть большая просьба. Если сможешь, выйди на вечер, до нуля часов. Необходимо контролировать ситуацию, а точнее быть с личным составом. Зам по опер должен заниматься, сам знаешь чем, а Музыка отпросился в поликлинику, у него возникли проблемы со здоровьем.
    МИЛЕНИН: Если надо, то буду. Но утром в понедельник обещал дочери быть в школе. Начальник:  Принято. Будешь в школе. А может и выходной день нарисуется. Все, уезжай отдыхать, вечером жду. Возьми мои «ЖИГУЛИ»  пусть тебя отвезут.
     
    Миленин садится в машину, ему тесно и неудобно. Но это не мешает ему, как только машина поехала, задремать. Шитая форменная фуражка начала сползать с головы. Он этого не замечал. Водитель подхватил фуражку, бросил её на заднее сидение. Подъехав к парадному, водитель разбудил капитана.
    ВОДИТЕЛЬ: Приехали, когда за вами вернуться?  Начальник приказал, после того, как вы отдохнете, отвезти Вас на вокзал.
    МИЛЕНИН: Не надо, доберусь сам. Где моя фуражка?
    ВОДИТЕЛЬ: На заднем сидении. Где заказывали?
    МИЛЕНИН: В ателье Киевского округа, но тебе  такая фуражка не нужна. Тебе она будет мешать,  закрывать обзор. Пошив стоил 25 рублей, это дорого даже для меня. Что-то я тебя практически в форме не вижу, а ты фуражку хочешь? Все пока.
     
    МИЛЕНИН УХОДИТ. Лифт работает, он поднимается на девятый этаж. Дома
    никого нет. На столе записка: «Мы пошли гулять, скоро будем»
    МИЛЕНИН: Очень хорошо, лишних вопросов задавать не будут.
    Аккуратно снимает форму, развешивает на плечиках в прихожей, протирает суконкой сапоги и только после этого идет в ванную. Потом кухня, глоток, горячего чая. Есть не хочется, хочется спать.  Засыпает мгновенно.  Вернулась жена с дочерью. Они знают, что после суточного дежурства он не реагирует ни на, что. Можно смотреть телевизор, забивать гвозди, только после того, как выспится, организм снова начнет работать. Но если прозвучит телефонный звонок, сон проходит мгновенно. Телефон отключать категорически запрещено. Разбудить могут в любое время суток.
    Несмотря на запрет, они отключают  телефон в комнате, переносят его в кухню, где есть розетка.
    Время неумолимо приблизилось к восемнадцати  часам. Звонок телефона. Человек,  представился дежурным и попросил пригласить капитана Миленина.
     ЖЕНА: Просыпайся, тебя хочет слышать дежурный.
    МИЛЕНИН: Идет к журнальному столику, однако телефонного аппарата там нет. Идет на кухню.
    МИЛЕНИН: ( Берет трубку). Миленин.
    ДЕЖУРНЫЙ: Товарищ капитан машина  ждет возле подъезда.
    МИЛЕНИН:  Уже выхожу, скоро буду.
    Потягивается, протирает глаза. Идет в ванную. Слышно шум воды.
    ЖЕНА: Все ясно. Мы снова уходим на службу? Только ничего не говори. Все ясно, без тебя не могут обойтись. Ты  незаменимый. Сколько это будет продолжаться? До тех пор, пока есть здоровье, а потом?
    МИЛЕНИН: Всего пятнадцать лет до полной выслуги. Полная выслуга  двадцать пять лет. Осталось потерпеть совсем немного. Чуть-чуть. Ты же знаешь, запас здоровья у меня большой, если не ограниченный.  Хватит для того, чтобы  дожить до заслуженного отдыха. Потом и воспользоваться  этим отдыхом.
    ЖЕНА:  Хорош философствовать. Тебе сделать чай или кофе?  Сейчас покормлю. И не буду спрашивать, когда будешь дома. Лучше расскажи, что там происходит. Там на атомной станции. Ни «МАЯК» ни «ВРЕМЯ» ничего не сообщают,
    МИЛЕНИН:  То, что мне сообщили, так это то, что ситуация намного серьёзней чем предполагали. Припять,  или поселок или город атомщиков эвакуирован. Несколько автобусов приняли на вокзале. Приезжали дозиметристы, замеры показали, одежда у людей была радиоактивно загрязнена. Говорили, что  загрязнение превышает допустимые нормы, а какие эти нормы?  Так, что пока больше вопросов, чем ответов. Наверное, нам беспокоится, нет смысла.
    ЖЕНА:  Ты умеешь, успокоить. Надеюсь, ты не едешь туда?
    МИЛЕНИН:  Нет, сегодня я на вокзале до 24 часов. Перешли на усиленный режим работы. Я быстро оденусь, а потом поем. Дай, пожалуйста,  чистую рубашку.
    ЖЕНА:  Возьми.  Не забудь  переложить  документы. Садись, поешь. Тебя уже заждались.
    Миленин, как всегда не ест, а заглатывает пищу, на еду нет времени. Время есть на службу и очень редко на семью.
    МИЛЕНИН: Все побежал. Завтра буду в школе, отпросился у начальника.
    ЖЕНА:  Ты будешь после дежурства.
    МИЛЕНИН: Все. Перешли на усиленный режим работы.
    Возле подъезда «ЖИГУЛИ» которые привезли его домой. Водитель курил, возле машины, начальник был некурящий и запрещал курить в машине.
    ВОДИТЕЛЬ: Начальник на вокзале, ждет Вас. Едим?
    МИЛЕНИН:  Нет, будем тут отдыхать. Поехали, раз ждут. Лучше скажи, новости есть?
    ВОДИТЕЛЬ: Начальник  был на совещании в управлении. Говорил, что новости неутешительные. А какие это новости не говорил.
    Воскресные улицы были пустынны. Практическое отсутствие транспорта. Бросалось в глаза, что деревья очень быстро покрываются  листвой, газоны все больше зеленеют. Автомобильная радиостанция потрескивала, издавала непонятные звуки. Периодически слышались переговоры нарядов, но ничего необычного не происходило.
    Вот и вокзал. Он жил своей обычной жизнью. Прибывали и отправлялись поезда, в залах сновали пассажиры.
    В дежурной части милиции чувствовалась напряженность. Дежурный и его помощник разговаривали по телефонам, принимая телефонограммы. Без конца трещал телетайп, выползало нескончаемо длинное  «полотенце» какой-то информации. Дежурный помахал рукой, показывая, что начальник, там дальше, в глубине дежурной комнаты.
    НАЧАЛЬНИК: Прибыл? Это хорошо. Теперь я смогу отдохнуть. В наш госпиталь начали поступать первые сотрудники, которые вернулись из Чернобыля. В управлении создан оперативный штаб, который работает круглосуточно. Каждый час будешь передавать информацию об оперативной обстановке на вокзале и участке обслуживания. Начальники Линейных пунктов частично будут на рабочих местах. Это в основном на Тетеревском направлении. Остальные будут на связи. Как и прежде покидать пределы гарнизона запрещено. Приказа,  о том, что необходимо отзывать сотрудников из отпусков не поступало.
    МИЛЕНИН: Все понял. Постараюсь, Андрианович, ночью Вас не поднимать. 
     
    Начальник уехал. Миленин перечитал все сообщения и оперативные сводки. Информации об аварии на атомной станции не было. Проверил посты, зашел к дежурному по вокзалу, там информация также отсутствовала. Казалось, что все обойдется, ничего страшного не произошло. Зря беспокоится жена, соседи, зря засыпают тревожными вопросами, на которые нет ответов. Каждые два часа Миленин докладывал в оперативный штаб, что оперативная обстановка на участке обслуживания не изменилась. Время тянулось, неумолимо медленно. В ноль часов уйти не удалось. Только к часу ночи удалось попасть домой.
    28 апреля 1986 года.
    МИЛЕНИН. День начался без изменений и дополнительной информации, которую ждали с нетерпением. В семь часов в дежурную комнату милиции заходит начальник отдела. Миленин уже в дежурной части. Оперативный дежурный выдает табельное оружие, заступающему наряду. Миленин  за пультом телефонной связи, вскакивает, своим излюбленным приёмом подбрасывает фуражку, после чего к козырьку, приземлившегося головного убора, прикладывает кисть, для отдания чести.  

    Начальник: Когда ты станешь человеком? Все тренируются, пытаясь одевать и снимать, фуражку, как ты. У большинства это не выходит. Зато фуражки у многих в грязи. Прекрати.
    МИЛЕНИН:   Извини Андрианович, это все рефлексы, приобретенные в период службы отца и моей срочной, плюс  «тяжелое» детство, гарнизоны, окопы, деревянные игрушки и вечное отсутствие родителя, который все время защищал чужую и свою родину. Одним словом, отец у меня был, патриот, интернационалист, офицер, очень заслуженный человек.
    Начальник: А ты?
    МИЛЕНИН:   Еще не пришел мой звездный час. Родина будет, мной гордится, награждать, уважать и почитать. Самое главное, чтобы это происходило не при отдании воинских почестей при погребении. 
    За сутки происшествий зарегистрировано не было. Самое главное, что нет ни одного заявления о кражах, грабежах, разбоях и поездных травмах. Только десяток административных правонарушений  и четыре лица без определенного места жительства оформлены в приемник распределитель. Их отправили в фастовский приемник,  в наших мест нет. Пожалуй, все. Как насчет заслуженного отдыха?
    Начальник: Ты хотел съездить к дочери в школу? Так вот,  к ночи будь  на месте.
    МИЛЕНИН:   На часик сбегаю в школу к дочери.  Отосплюсь и потом  вернусь.
    В десять часов Миленин направляется к остановке такси, на привокзальной площади. Его там знают. Один из водителей машет рукой и завет к себе в ВОЛГУ. «Капитан садись ко мне. У меня заказ на СТАЛИНКУ»
    МИЛЕНИН:   Петрович, как для тебя сообщаю. Обстановка там серьезная, фоновые значения в десятки раз превышают допустимые. Припять, поселок энергетиков, эвакуирован. Пожар потушен. Товарищ мой с воздушной милиции сказал, что несколько спецрейсов отправили в Москву с теми, кто получил высокие дозы. Все, больше ничего не знаю и знать не хочу. Все остальноё расскажут «МАЯК», «ВРЕМЯ» и «ГОЛОС АМЕРИКИ». Поехали.  
    Едим в школу к дочери. Я должен выполнить свой долг родителя и пообщаться с учительницей.
    На удивление очень быстро доехали до улицы Васильковской и повернули на Стельмаха. Вот и школа. Четырехэтажная, мрачная и, наверное, очень старая. Со школьным двором, спортивными площадками, актовым и спортивным залами.
    МИЛЕНИН. Петрович, остановись возле храма знаний. Протягивает водителю деньги. Выходит с машины. Петрович, а ты все-таки радио слушай. Говорят, что там иногда новости передают.
    ВОДИТЕЛЬ: Спасибо. Обязательно послушаю. Ты редкий мент, который всегда платит за проезд.
    МИЛЕНИН: Так и должно быть. Ведь это правило, а не исключения. А если тебе не платят, то виноват ты. Ментов везешь, а я офицер милиции.
    Школа встретила Миленина шумом, грохотом бегущих ног, криками. строгими голосами учителей, которые пытались навести порядок, среди бегущих на перемену. Миленину повезло, возле входа он встретил классного руководителя Наталию Евгеньевну.
    УЧИТЕЛЬ: Алексей Германович, как хорошо, что вы пришли. Наверное, вы знаете намного больше чем мы? Вы должны рассказать нам, что происходит, что нам делать. Насколько опасно детям находится в столице? Говорят, что, там, у атомной станции, всех выселяют, эвакуируют? А нас будут эвакуировать? Если да, то куда?
    МИЛЕНИН: Наталия Евгеньевна не надо паники. Да, был пожар на станции. Да, фоновые значения там во много раз выше. Но мы на большом расстоянии. Никто, ни о какой эвакуации не говорил и говорить не будет. Если будут новости, я обещаю, Вам лично их сообщить.
    УЧИТЕЛЬ: Вы понимаете, мне страшно. Дети из дома приносят огромное количество страшных новостей. У многих, родители работают в партийных, государственных  организациях, в Сельскохозяйственной академии. Говорят, что детей и внуков чиновников, начали вывозить из города. У нас в школе  многих детей нет, они уже по нескольку дней не приходят в школу. 
    По коридору бежит дочь. Подбегает к отцу и учительницы.
    Дочь: Наталия Евгеньевна, я же говорила, что он обязательно прейдет. Вот он пришел. Он дежурил, наверное, сегодня будет дома. Ты будешь дома?
    МИЛЕНИН:  Только  до обеда.
    ДОЧЬ:  Так уже  третий день, после того, как его ночью разбудили и вызвали на работу. У них объявили, эту, как её,  тревогу.
    Наконец раздался звонок, приглашающий продолжать занятия. Переменка закончилась. «Хорошо, что это была короткая перемена» подумал МИЛЕНИН.
    УЧИТЕЛЬ: Наташа, нам пора на урок. Спасибо, что пришли. Будут новости, сообщите. Хорошо?
    Миленин вышел в школьный двор. Пройдя, через дворы, вышел к своему дому. Повезло, по пути к парадному, никого из знакомых не встретил. Не ответил ни на один вопрос.
    Дома сварил кофе, выкурил сигарету, полистал пачку центральных газет: «ПРАВДА», «ИЗВЕСТИЯ» и «ТРУД» новостей об аварии на станции не давали.
    Добравшись до дивана, мгновенно засыпает.  В пять часов  просыпается
    Одна чашка кофе, не помогает проснуться, выпивает еще две. Пора собираться. Миленин выходит на парадное, наводит глянец на сапогах, который и без того был безупречным. Возвращается в квартиру, надевает китель, фуражку, с удовлетворением рассматривает свое  отображение в зеркале. Думает о том, как хорошо, что жена и дочь так и не вернулись.
    Через час он был уже в своем кабинете. Начальник был  на очередном совещании в управлении. Все ждали новостей. Заведующая канцелярией в 18 часов, принесла огромную стопку документов. Пришлось заняться бумажной  работой. Писать различные справки о проведенной партийно–политической работе, высоком моральном состоянии личного состава. Готовить справки о выполнении различных планов, приказов и указаний МВД СССР и МВД УССР. К приезду начальника в папке должна лежать напечатанная  машинисткой стопка документов. Дежурный по отделу сообщил, что начальник выехал из управления на вокзал.
    Категория: Как это было. Александр Наумов | Просмотров: 74 | Добавил: Гадский-Папа | Теги: Чернобыль, Александр Наумов, ЧЗО, ЧАЭС, припять | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Поиск
    Календарь
    «  Октябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
          1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031
    Архив записей
    Облако меток
    9-11 ЧАЭС припять МСЧ-126 Чернобыль 26 апреля 1986 ЧЗО 1986 пожар 11 октября 1991 авария сталкер Монолит сша россия Дегтярёв Шрам зона стрелок Чистое Небо Александр Юнгкинд ликвидаторы мародёры последствия Дятлов Рассоха Долг Свобода поход Наумов Александр Наумов ссср Зов Припяти Зона отчуждения LibreOffice S.T.A.L.K.E.R. игра ядерная война Новая земля браконьеры украина крингсмарине заполярье вирус дуга мемуары Сычёв Сергей Федзерович Животные вов германия
    Я на
  • СамЛиб.Ру
  • Проза.Ру
  • ЛитЭра.Ру
  • Блог Гадского Папы © 2018 Яндекс.Метрика